Вы писали, что шпионские гаджеты покупать нельзя, а верховный суд

Содержание
  1. Идея ограничения возникла в 1999 году
  2. Запрет телефонов в школах и закон “Об образовании”
  3. «Люди просто боятся неизвестности»
  4. Почему мы теряем фокус
  5. «Я и не знал, что мы творим с их мозгами, пока не начал наблюдать симптомы и последствия»
  6. Как вести себя родителям?
  7. Что такое экранное время и доказан ли его вред
  8. Цифровая гигиена ничем не отличается от санитарной
  9. Миф № 2 То, с помощью чего можно следить за детьми или животными, теперь не признается шпионским оборудованием
  10. «Дайте гаджет, последнюю модель»
  11. Ученые поддерживают ограничения
  12. Родители — цифровые наставники
  13. В условиях измененного подхода общества к СМИ
  14. Facebook и “сицилианская защита”
  15. Миф № 3 Теперь можно следить за родственниками
  16. Как технологии усугубляют привычку отвлекаться
  17. Миф № 4 Суд не может признать гаджет шпионским без экспертизы
  18. Чем опасен запрет гаджетов
  19. Миф № 1 Верховный суд разрешил покупать шпионские гаджеты
  20. Аппетит как повод для беспокойства

Идея ограничения возникла в 1999 году

Сама идея ограничения времени доступа детей к электронным устройствам возникла еще в 1999 году. Тогда американская Академия педиатрии предложила родителям ограничить использование смартфонов, планшетов и компьютеров, а также следить за лимитом времени, отведенным на просмотр детьми телевизора. По мнению американских экспертов, дети дошкольного возраста не должны взаимодействовать с электронными устройствами более двух часов в сутки. Для школьников это время увеличивается еще на час.

Начиная с 2016 года в рекомендации вносятся поправки. Теперь педиатры не протестуют против семейного просмотра телевизора или использования детьми медиаплатформ под присмотром родителей. По сути, опасаться следует не столько за время, которое ваш ребенок тратит на гаджеты, а за информационный поток.

Запрет телефонов в школах и закон “Об образовании”

Напрямую закон “Об образовании” запрета на телефоны в российских школах не вводит

Однако в нём содержится одна статья, на которую нам в данном случае нужно обратить внимание

Речь о статье 43 закона №273-ФЗ, где перечислены обязанности обучающихся. В частности, эта статья федерального закона говорит о том, что ученики обязаны соблюдать устав учебного заведения, выполнять все его требования, уважать честь и достоинство других учеников и сотрудников образовательной организации, а также не создавать препятствий для получения образования другими обучающимися.

Начнём с устава школы, положения которого должны соблюдать ученики. Требование о том, что на территории образовательной организации пользоваться мобильными телефонами запрещено, обязательно должно быть прописано в уставе. Без этого любые устные запреты со стороны учителей и даже директора не имеют никакого значения.

Этот юридический момент — базовый в нашей теме. Отдавая ребёнка в школу, родители автоматически соглашаются со всеми пунктами её устава. Если их какие-то пункты не устраивают — через родительский комитет и путём общих собраний родителей нужно требовать от администрации исправить устав. В любом нормальном учебном заведении к мнению большинства родителей будут прислушиваться.

Понятно, что в уставе не может содержаться всё, что угодно. Каждый из его пунктов должен соответствовать российскому законодательству. В этом смысле прямой запрет на использование телефонов в школьном уставе отвечает нормам законов. Включая 43-ю статью закона “Об образовании”.

Если ребёнок пользуется во время урока смартфоном, это в том числе может выглядеть как прямое неуважение к учителю. Главная обязанность ученика — добросовестное усвоение учебной программы. И педагог помогает ему в этом. Не слушать учителя, “зависая” в телефоне — прямое неуважение.

Использование телефона на уроке может мешать одноклассникам и отвлекать их. А это — создание препятствий для других обучающихся, которое тоже запрещает закон “Об образовании”.

Таким образом, прописанный в уставе запрет на мобильные телефоны и прочие гаджеты в стенах школы будет совершенно законным.

«Люди просто боятся неизвестности»

Но есть и технические специалисты, которые не согласны с тем, что гаджеты опасны. Джейсон Тофф ранее работал с видеоплатформой в Vine, а сегодня работает в Google и позволяет своему 3-летнему ребенку играть на iPad, который, по его мнению, ничем не лучше или не хуже книги. Это мнение весьма непопулярно среди его коллег.

«Только вчера меня спросили: «А вас не беспокоит, что все технологи в руководстве ограничивают своих детей?» — рассказывает Тофф. — И я подумал: может, и беспокоит, но я всегда скептически относился к норме. Люди просто боятся неизвестности».

Другие родители из Силиконовой долины считают, что есть способы свести к минимуму вред от времени, проведенного ребенком за телефоном.

Рене Диреста, исследователь безопасности в Центре гуманных технологий, не разрешает своим детям пользоваться телефонами просто так, но разрешает им играть в развивающие игры. Например, играть в приложение-конструктор можно, а смотреть видео на YouTube нельзя.

А Фрэнк Барбьери, исполнительный директор в стартапе почтовых рассылок PebblePost, который занимается отслеживанием онлайн-активности для отправки почтовой рекламы, пытается ограничить экранное время своей 5-летней дочери изучением итальянского языка.

«Некоторые наши друзья — аболиционисты гаджетов, а некоторые — либералы гаджетов», — говорит Барбьери. Он читал исследования, что изучение второго языка в детстве полезно для развития, и поэтому его дочь смотрит итальянские фильмы.

Перевод с сокращениями Марии Строгановой

Почему мы теряем фокус

Когда вы слушаете музыку, наверняка вспоминаете начало следующей композиции в плейлисте ещё до завершения предыдущей. Это происходит потому, что в процессе многократного прослушивания очереди мозг учится предугадывать дальнейшие песни. Способность делать прогнозы играет ключевую роль в нашем понимании речи и предсказывании поступков окружающих людей.

Однако для мозга важно предугадывать не только будущие события, но и подходящее для них время. Ведь чтобы слаженно взаимодействовать с другими людьми, необходимо совершать правильные действия в положенный срок

В результате мозг активно работает над тем, чтобы вы ориентировались в графике предстоящих событий. Этот процесс влияет на распределение внимания.

Мозг строит прогнозы в нескольких временных диапазонах параллельно. Чтобы пожать руку деловому партнёру, нужно знать, где она окажется в ближайшие секунды. Не просчитав положение руки, вы можете попасть в глупую ситуацию

Чтобы удачно провести встречу, важно запланировать время её окончания. Иначе участники могут просрочить другие дела

Чтобы удерживать важных клиентов, следует подбирать удобное время для выхода на связь.

На основании того, как часто вы совершаете конкретное действие, мозг пытается предугадать следующий подходящий для него момент. Сформированные таким образом привычки могут работать против нас, особенно когда речь идёт об использовании гаджетов.

«Я и не знал, что мы творим с их мозгами, пока не начал наблюдать симптомы и последствия»

Некоторые из создателей видеопрограмм сегодня в ужасе отмечают, что теперь дети могут смотреть видео где угодно.

Венчурный инвестор Хантер Вок, многие годы создававший продукцию для YouTube в Google, когда его спросили, стоит ли ограничивать детей в пользовании гаджетами, отправил фотографию туалета для приучения ребенка к горшку с прикрепленным к нему планшетом и подписал это фото: «Хештег “Продукты, которые мы не покупаем”».

Афина Чаваррия, которая работала исполнительным помощником в Facebook, а сейчас работает в благотворительной организации Марка Цукерберга, говорит: «Я убеждена, что дьявол живет в наших телефонах и губит наших детей». Чаваррия не разрешала своим детям пользоваться мобильниками до старшей школы, до сих пор запрещает им пользоваться телефонами в машине и жестко ограничивает пользование гаджетами дома.

Бывший редактор журнала Wired Крис Андерсон, теперь главный исполнительный директор компании, занимающейся разработкой робототехники и дронов, так говорит о телефонах: «На шкале от леденца до кокаина смартфоны ближе к кокаину».

Часть расписания в семье Андерсонов

«Мы думали, что сможем это контролировать, — сказал Андерсон. — Но это не в наших силах. Гаджеты влияют на развитие мозга, атакуя его центры удовольствия. И обычный родитель не может оценить степень их влияния».

У него пятеро детей и 12 правил по использованию техники. Например: никаких телефонов до средней школы, никаких гаджетов в спальнях, блокирование сети, никаких социальных сетей до 13 лет, никаких iPad-ов и график экранного времени через Google Wifi, который он контролирует со своего телефона. Плохое поведение? Ребенок уходит в автономный режим на 24 часа.

«Я и не знал, что мы творим с их мозгами, пока не начал наблюдать симптомы и последствия», — сказал Андерсон.

Его дети посещали частную начальную школу, где администрация сначала ввела пользование iPad и умными досками, чтобы потом «погрузиться в хаос и отказаться от всего этого».

Информация о том, что родители из Кремниевой долины обеспокоены развитием технологий, не нова. Крестные отцы технологий озаботились этим много лет назад.

Тим Кук, генеральный директор Apple, в начале этого года заявил, что не позволит своему племяннику присоединиться к социальным сетям. Билл Гейтс не разрешал детям пользоваться мобильниками до подросткового возраста, а Мелинда Гейтс написала, что с радостью бы запретила им мобильники и дальше. Стив Джобс не подпускал своих младших детей к iPad.

Родители, которые раньше разрешали детям пользоваться гаджетами, теперь пытаются спасти их от зависимости, объясняя, как это работает.

Джон Лилли, венчурный инвестор из Кремниевой долины, рассказал, что пытается помочь своему 13-летнему сыну понять, что им манипулируют те, кто создавал гаджеты.

«Я рассказываю ему про код и людей, которые управляют нашими пристрастиями, а он такой: «Я просто хочу потратить свои 20 баксов на компьютерную игру».

Как вести себя родителям?

Когда дело касается вашего ребенка, только вы можете правильно оценить ситуацию. Ни один экспертный совет вам не поможет, если вы оторваны от малыша, его чаяний, потребностей и нужд. У ученых есть лишь общие рекомендации. Во-первых, прекратите бояться влияния гаджетов. Они действительно упрощают вашим детям жизнь, развивают и обучают их. Поставьте на контроль содержание контента, узнайте о виртуальных друзьях и группах, на которые подписан ваш ребенок в социальных медиа. Существует огромная разница, когда малыш ухаживает за виртуальным питомцем и когда тратит время на киберзапугивание.

Во-вторых, оцените реальное благосостояние ребенка. Создайте список из нескольких параметров: физическое здоровье, успеваемость в школе, социальная активность, ощущение счастья. Если по всем этим параметрам ваш ребенок соберет «высшие баллы», значит, у вас нет нужды насильно отлучать его от электронных устройств. В-третьих, стремитесь сохранять с ребенком доверительные отношения. И тогда сообща вы сможете решить любую проблему.

Что такое экранное время и доказан ли его вред

Экранное время — это время, которое мы тратим на телевизор, телефон, планшет, ноутбук или компьютер. Принято считать его опасным, но научных подтверждений вреда психике и развитию детей от экранов нет.

Американская академия педиатров и Британский Королевский колледж педиатрии и детского здоровья обращают внимание: экранное время неоднородно. Бездумное потребление вредного контента ребенком отличается от индивидуального игрового процесса

Исследовательский центр SRI International из Кремниевой долины выяснил, что игровое обучение повышает когнитивные навыки на 12%. Кажется, что сидящие за экраном дети превращаются в изолированных овощей. На самом же деле большинство их действий интерактивны. Дети занимаются творчеством, решают проблемы, думают  и общаются. Учатся системному мышлению, обработке информации и командной работе.

Мы настолько боимся экранного времени, что противопоставляем его физической активности. Сидячий образ жизни детей — проблема, которую нужно решать. Но делать технологии козлом отпущения — наивно и неправильно, считает Джордан Шапиро. Вместо этого стоит понять, как правильно интегрировать технологии в образ жизни современного ребенка.

Цифровая гигиена ничем не отличается от санитарной

— У меня впечатление, что дети еще говорить и ходить не научились, а уже тянутся к планшету.

— Да, это так. При этом в возрасте от нуля до трех гаджет точно не нужен, с ребенком надо общаться, читать, гулять. 

Понятно, что у каждого члена семьи сейчас свой экран, и не один. Дети проявляют к нему интерес практически с рождения, потому что видят в руках у родителей 24/7.

Им, конечно, любопытно: что это за штука, которая так увлекает маму и папу? Сначала они хотят ее взять, потрогать, а потом понимают, что там внутри живут еще какие-то увлекательные картинки. Некоторые родители очень тревожатся, что ребенок чуть проснулся — и уже тянется к телефону. Но на самом деле ничего страшного в этом пока нет.

Задача родителей — на первоначальном этапе выстроить какие-то границы, а потом научить ребенка пользоваться функционалом гаджета так же, как они в какой-то момент учат его чистить зубы. Объяснять правила гигиеничного потребления этой информации, объяснять, для чего она и зачем. Это такой же процесс, как любое другое обучение в жизни. 

А если ребенок бросается на пол, начинает биться и рыдать, когда ты у него отбираешь телефон?

— Телефон тут ничем не отличается от любой другой игрушки. Ребенок выдает истерику, связанную с отказом

Неважно, гаджет это, машинка или вы налили ему воду не в ту кружку. Но как нельзя есть сладкое изо дня в день, так же нельзя смотреть мультики четыре часа напролет

Есть ли какая-то норма экранного времени, общая для всех детей младшего возраста? Или все индивидуально?

— В прошлом году появились рекомендации ВОЗ. Там прописано от нуля до двух полное ограничение, никаких экранных часов, от двух до пяти — не более часа в день. 

Но ситуации в разных семьях разные. Иногда поставить трехлетке мультик на 1,5 часа — это единственный способ отвлечься, приготовить ужин или принять душ в ситуации, когда ты с ребенком один. Если он раз в неделю смотрит мультики не час, а полтора, это точно не катастрофа. 

Миф № 2 То, с помощью чего можно следить за детьми или животными, теперь не признается шпионским оборудованием

Раньше было непонятно, можно ли покупать радионяни, часы для контроля за детьми и маячки для животных. Верховный суд пояснил, что покупка таких гаджетов не преследуется уголовным законом.

Но никто не поверит, что разработанные для спецслужб дорогостоящие жучки купили для слежения за ребенком. В каждом конкретном случае суд будет выяснять, для чего именно они покупались. Если покупатель не сможет доказать, что покупал гаджет для ребенка, то могут и посадить.

Рекомендую покупать гаджеты, которые явно предназначены для присмотра за маленькими детьми. Например, радионяню. В статье я уже рассказывал о том, как отличить разрешенные маячки от запрещенных.

Детские часы с GPS за 3000 рублей: в них есть тревожная кнопка, датчик снятия с руки и оповещение при выходе из безопасной зоны Плюшевая игрушка со скрытой камерой за 49 000 рублей позволяет тайно следить как за детьми, так и за взрослыми

Детские часы с GPS за 3000 рублей: в них есть тревожная кнопка, датчик снятия с руки и оповещение при выходе из безопасной зоныПлюшевая игрушка со скрытой камерой за 49 000 рублей позволяет тайно следить как за детьми, так и за взрослыми

«Дайте гаджет, последнюю модель»

Вы когда-нибудь встречали взрослого человека, у которого в жизни были бы какие-то трудности, которые можно было бы напрямую связать со злоупотреблением гаджетами? 

— Я лично не встречала. Есть ряд исследований, которые показывают, что избыточное взаимодействие с гаджетом у детей в возрасте до 5 лет влияет впоследствии на их поведение и эмоциональное состояние. Но дело ведь не в том, провел ли перед экраном лишний час, а в том, что он на экране увидел. Задача родителей — понимать и контролировать, что он делает и смотрит. 

Цифровая грамотность детей очень сильно и быстро опережает уже в наше время цифровую грамотность родителей. Если ребенок находится на попечении бабушки с дедушкой, то легко обведет их вокруг пальца.

— Да, цифровой разрыв правда есть, но исследования показывают, что с каждым годом он сокращается. Родители, и даже бабушки с дедушками, постепенно подтягиваются. 

Здесь надо четко понимать, что это ваш ребенок, ваша ответственность, вы должны быть включенным во все сферы его жизни. Если одна из сфер — взаимодействие с гаджетом, то хочешь не хочешь, а придется осваивать.

Мы все больше говорим про экран и картинки, но звук — это тоже зависимость. Если человек весь день не в интернете, но в наушниках, это тоже рассматриваем как зависимость от гаджетов?

«Родители требуют, чтобы я оторвалась от телефона, но сами сидят, уткнувшись в свой». 4 правила против двойных стандартов в семье

— Есть более широкое понятие: «технологическая зависимость». Раньше интернет-зависимость выделяли как отдельную проблему, но сейчас это не актуально — все равно интернет везде. Поэтому появилась классификация более предметная. Бывает зависимость от контента в устройстве, а бывает и от самого устройства. 

Сейчас есть всякие наручные браслеты и другие цифровые игрушки. Некоторые дети подсаживаются на обладание — им требуются все новые и новые модели, они ими хвастаются перед сверстниками. Такая зависимость имеет ярко выраженный социальный аспект. На территории русскоговорящего пространства феномен гаджетозависимости пока очень расплывчатый. 

Бывает так, что ребенок сам от гаджетов уходит, без вмешательства родителей? 

— Оно пройдет само, если у ребенка есть какие-то знания и понимание того, что это такое и зачем оно нужно. Он эти знания получил не сам по себе, а в том числе благодаря родителям. 

Обратное опасение: все в гаджетах, а мой ребенок нет. Представьте себе, что есть родители, которые обеспокоены именно этим. Нужно наблюдать за ребенком, общаться с ним, а не вписывать заранее в какие-то существующие рамки, нормы и стандарты.

Ученые поддерживают ограничения

А вот ученые не согласны с позицией американской Академии педиатрии, оперируя удручающими результатами научных исследований. Как оказалось, даже если родители имеют полный контроль над детьми, медиаплатформы и виртуальные игры могут быть опасными для подрастающего поколения. Эти выводы заставят вас задуматься. Увеличение «экранного времени» для детей приносит с собой психические и физические проблемы.

Например, чем чаще ребенок смотрит телевизор или играет в компьютерные игры, тем больше шансов иметь избыточную массу тела

Экраны настолько сильно приковывают внимание малышей, что они моментально теряют связь с реальностью. У них появляется неосознанная тяга к еде, в частности к вредной пище

Но даже если в вашем доме конфеты и сладости находятся под запретом, дети, уткнувшиеся в планшеты и телефоны, лишают себя радости движения. Отсутствие физической активности также ведет к ожирению.

Только по мягкому месту: русский Домострой запрещал иначе наказывать детей

“Ольга” из одноименного сериала: трагическая судьба актрисы Яны Трояновой

Параолимпиец Талай без рук и ног: “чем труднее борьба, тем значительнее победа”

Родители — цифровые наставники

Есть такое понятие, как экранное время. Как вообще его отслеживать, если ребенок с утра и до вечера по учебе сидит за компьютером?

— Отслеживать экранное время стоит только в раннем детстве, от 0 до 5. Там может идти речь про какие-то рамки, режимы, ограничения. 

А с подростками надо договариваться, причем так, чтобы условия были всем понятны. Говорить 13–14-летнему человеку: «Сейчас 1,5 часа сидишь в интернете, а потом я отключаю», — это уже опять не про гаджеты, а про коммуникацию в семье. Совсем жестко в этом возрасте ограничивать, действительно, не стоит. Подросткам скоро во взрослую жизнь — учиться, работать.

Имеет ли смысл следить, на каких сайтах они сидят, — или это только лишний конфликт? 

Как сохранить безопасность детей в интернете во время пандемии

— В 13–14 это можно обсуждать. Но в 10–11 лет, безусловно, нельзя просто купить ребенку смартфон — и отпустить в свободное плавание. 

Родители — цифровые наставники детей, которые учат их принципам безопасности и экологичности сетевого потребления. Это нужно держать на контроле, и программное обеспечение сегодня позволяет это делать. Можно ставить ограничение по часам или ограничение на скачивание и отслеживать все, что связано с контентом. Правда, иногда родителям самим лень в этом разбираться…

Бывает, приходишь в кафе и видишь мальчика и девочку, у которых явно свидание, но они сидят, уткнувшись в смартфоны. Это изъян или новая норма общения?

— Новая норма, которая отчасти воспринимается как потеря былой непосредственности в общении. На самом деле это полностью встраивается в контекст современных реалий. 

Я спрашивала подростков возрастной категории 12–17 лет, как выглядел бы их день без гаджета. Лишь маленький процент опрошенных видели смысл своей жизни в неразрывном сосуществовании с компьютером, телефоном или планшетом. Большая часть говорила, что они гуляли бы с друзьями, ходили на тренировки и так далее. 

Так что в жизни подростков 12–17 лет есть и живое общение, и прогулки, и танцы, и рисование, и даже печатные книжки. Но внутри цифрового мира они тоже ощущают себя вполне комфортно.

В условиях измененного подхода общества к СМИ

Если вы не готовы тратить деньги на дополнительное обучение, к вашим услугам существуют готовые видеоролики на специализированных сайтах. Чтобы подготовиться к выпускным тестам или принять участие в олимпиаде, детей снова отправляют в Интернет. Мы все больше убеждаемся в том, что интерактивные мультимедиа имеют положительное влияние на жизнь. Если же вы до сих пор лелеете идею об ограничении доступа к электронным устройствам для детей, тогда вам необходимо позаботиться о качественной альтернативе офлайн.

25 детей бездетного мужчины: необыкновенное воссоединение

Иногда мы носим бюстгальтер неправильно: способы, которые вредят здоровью

От спортсменов до голливудских звезд: мужчины Наоми Кэмпбелл

Facebook и “сицилианская защита”

Урван Парфентьев, координатор Центра безопасного Интернета:

– В России тоже обратили внимание: Фейсбук раскрывает приватную информацию о пользователе – его мобильный телефон, например. Соцсеть услугу не афиширует, но нарушает безопасность пользователя и открывает новые возможности для несанкционированного сбора информации

О том, что по номерам можно “пробивать” аккаунты в обычном поиске, юзеры даже помыслить не могли – привыкли к строгому соблюдению приватности в крупных сервисах, особенно на Западе с его бережным отношением к приватности. “Недокументированная функция ” стала для пользователей шоком. Однако Фейсбук считает, что “привязка” аккаунта к мобильному номеру окажется “более лучшей” защитой от взломов”. Проблема в том, что скоро это будет не рекомендация, а требование, судя по публичным планам администрации соцсети перевести всех на “привязку” к мобильнику.

Ученые: Подростки плохо отличают важную информацию от бесполезной

Фейсбук, когда мы ему “поставили на вид”, занял странную позицию. По мнению соцсети, “это фича” – услуга, ибо пользователи разрешили поиск себя по телефонным номерам. Такое понимание “приватности” становится все более частым для западных компаний.

Что делать пользователю? До последнего избегать оставления “ненужных” сведений о себе на интернет-ресурсах, включая “привязку” к своему мобильному номеру. Проще говоря, аккаунт к номеру лучше не привязывать – а предусмотреть другой способ верификации. Например, через секретный вопрос, как в банках. Однако надо понимать, что с учетом политики Фейсбука по переводу “всего и вся” на мобильную верификацию опция “отвязки” номера от аккаунта скоро станет недоступной. Второй, “лайт”-вариант или вариант “сицилианской защиты” – поменять свой общий уровень приватности, то есть вместо “Доступного для всех” переключиться на “Только для друзей и друзей друзей” или “Только для друзей”. Ведь “по умолчанию” включен именно первый вариант, при котором найти человека по номеру может любой желающий. Но тем, кто ищет широкую аудиторию, более жесткие настройки приватности аккаунта просто не подойдут.

Что же касается несовершеннолетних, то в отсутствие запретных мер со стороны законодательства родители должны сами решать, как для себя, так и для ребенка, нужны ли им социальные сети, какие и в каком виде.

Подготовил Владимир Емельяненко

Скептики во Франции считают, что организация боксов для гаджетов в школах «разобьет» вдребезги содержание кошельков налогоплательщиков. Фото: AP

Прогноз

Миф № 3 Теперь можно следить за родственниками

Верховный суд разъяснил, что можно покупать шпионские гаджеты для обеспечения безопасности членов семьи. Но это не означает, что теперь можно скрытно следить за своей женой через тайный маячок в ее машине. Если муж хочет узнать, нет ли у жены любовника, то он явно не о ее безопасности беспокоится.

Совсем другое дело, если у члена семьи есть психическое расстройство, из-за которого он периодически теряется. В таком случае покупку средств слежения могут признать обоснованной.

Кулон-телефон «Кнопка жизни» за 5000 рублей выпускает российская фирма со своей диспетчерской службой. Кнопка SOS явно указывает, что гаджет имеет геолокацию Маячок без опознавательных знаков за 4300 рублей продается на иностранном сайте, работает через симкарту, но, если доплатить 300 рублей, можно приобрести анонимную симку без паспорта

Кулон-телефон «Кнопка жизни» за 5000 Р выпускает российская фирма со своей диспетчерской службой. Кнопка SOS явно указывает, что гаджет имеет геолокациюМаячок без опознавательных знаков за 4300 рублей продается на иностранном сайте, работает через симкарту, но, если доплатить 300 рублей, можно приобрести анонимную симку без паспорта

Как технологии усугубляют привычку отвлекаться

Многие одну только электронную почту проверяют по несколько раз в час. А ведь ещё есть ленты социальных сетей и уведомления от других приложений. Поначалу человек контролирует себя. Он намеренно открывает на компьютере почту или достаёт смартфон, а мозг фиксирует эти действия относительно времени.

Добавьте сюда социальные сети и другие приложения. В итоге вы начинаете отвлекаться от важных дел каждые пять минут и процесс выходит из-под осознанного контроля. Мозг привыкает к такой схеме взаимодействия с гаджетами. Исходя из неё, подсознание начинает искать оптимальное время для новых проверок сообщений и фокусироваться на них слишком часто.

Миф № 4 Суд не может признать гаджет шпионским без экспертизы

Не всегда легко разобраться, относится ли гаджет к шпионскому оборудованию. Судья хорошо разбирается в людях и законах, но не обязан разбираться в технике. Например, достаточно сложно отличить разрешенные и запрещенные камеры с маленьким объективом.

У меня гуманитарное юридическое образование, и мне сложно отличить датчик дыма от датчика дыма со встроенной камерой. Специалист может на моих глазах разобрать датчик, достать какую-то маленькую детальку и сказать, что это камера. Мне останется только поверить его словам.

Миниатюрная камера JK-908CD за 1990 рублей продается в российском магазине. Перед покупкой можно попросить предоставить сертификат соответствия и гарантии, что для ее покупки не требуется лицензия Камера с пинхол-объективом за 590 рублей. Китайский продавец не стесняясь пишет, что ее легко установить и спрятать. Покупка такой камеры создает риск уголовной ответственности: никто не может дать гарантий, что лицензия не требуется

Миниатюрная камера JK-908CD за 1990 рублей продается в российском магазине. Перед покупкой можно попросить предоставить сертификат соответствия и гарантии, что для ее покупки не требуется лицензияКамера с пинхол-объективом за 590 рублей. Китайский продавец не стесняясь пишет, что ее легко установить и спрятать. Покупка такой камеры создает риск уголовной ответственности: никто не может дать гарантий, что лицензия не требуется

Датчик дыма со встроенной камерой. Специалист может установить факт наличия камеры и описать технические характеристики камеры. Судья же должен оценить, скрытая ли это камера и обладает ли датчик шпионскими функциями

Датчик дыма со встроенной камерой. Специалист может установить факт наличия камеры и описать технические характеристики камеры. Судья же должен оценить, скрытая ли это камера и обладает ли датчик шпионскими функциями

Поэтому Верховный суд пояснил, что если судья сам не может разобраться в этом вопросе, то он должен обратиться за заключениями специалиста или эксперта. Звучит обнадеживающе, но давайте еще раз вчитаемся в текст. Во-первых, экспертиза нужна, только если судья сам не может разобраться. То есть если гаджет явно шпионский, экспертиза не потребуется.

Во-вторых, достаточно заключения специалиста, а не эксперта. В уголовном праве слова «специалист» и «эксперт» не синонимы. К квалификации, образованию и наличию лицензий специалиста выдвигается меньше требований. Эксперт проводит исследование (экспертизу), по результатам которой делает свои выводы. Заключение эксперта должно содержать описание применяемых методов исследования. Специалист же просто осматривает гаджет и на основании своих знаний и опыта делает заключение, можно ли назвать гаджет шпионским.

Другими словами, Верховный суд разрешил признавать гаджеты шпионскими без проведения экспертиз.

В еще одной статье мы также разбирали другие пункты этого же постановления Верховного суда: как получать доступ к переписке и личным тайнам, как обсуждать факты из личной жизни других людей и как правильно следить за своими работниками.

Чем опасен запрет гаджетов

Когда цифровые устройства становятся запретным плодом, дети считают их нездоровым искушением, которым наслаждаются в одиночестве, испытывая стыд и вину. Но гаджеты — неотъемлемая часть взрослой жизни, поэтому детям нужно уметь работать с ними.

Задача родителя не состоит в том, чтобы ограничивать экранное время. Шапиро пишет: «Покажите детям, как цифровые устройства обогащают общество — поощряют гражданское участие, связывают с разделяющими наши интересы людьми, открывают перспективы и легкий доступ к информации».

Важно воспитать поколение, которое использует цифровые устройства для создания и поддержания сострадательного и справедливого общества. Поэтому в детях нужно развивать адекватное отношение к технологиям

Миф № 1 Верховный суд разрешил покупать шпионские гаджеты

На самом деле статья об уголовной ответственности за покупку шпионских гаджетов все еще сохраняет силу. По-прежнему нельзя покупать следующие вещи:

  • камеры, вмонтированные в очки или авторучку;
  • диктофоны, замаскированные под флешку;
  • жучки для прослушки мобильника;
  • средства для прослушивания через стены;
  • другие шпионские гаджеты, замаскированные под обычные бытовые предметы.

В новом постановлении Верховный суд указал, что есть две ситуации, когда эта статья не должна применяться.

Во-первых, статью не должны применять, если покупатель не знал, что приобретает средство негласного получения информации. Например, в описании товара на сайте было написано просто «микрофон», а в посылку продавец положил микрофон, замаскированный под флешку. Или если из описания товара было непонятно, что он обладает шпионскими функциями.

Во-вторых, статья не действует, если покупатель заказал гаджет для безопасности членов семьи или животных. Например, для присмотра за маленьким ребенком или для отслеживания кота на даче. Но суд может в это и не поверить и решить, что на самом деле гаджет купили для слежки за соседями. Чтобы разобраться в этом вопросе, суд будет проверять логичность и правдивость оправданий обвиняемого. Например, судья может спросить: «Зачем покупать камеру, замаскированную под ручку, если для контроля за младенцем можно использовать простую веб-камеру?»

Во всех остальных случаях за покупку шпионского оборудования по-прежнему предусмотрена уголовная ответственность — до четырех лет лишения свободы.

Аппетит как повод для беспокойства

То есть в гаджетах не заключено никакого «сущностного зла»? Нельзя сказать: «Без гаджетов мир был бы лучше, воспитывать детей было бы проще»?

— Есть два полярных мнения: что гаджеты — это зло, и что это — окно в современный мир. Истина где-то посередине. 

Иногда родители так боятся зависимости ребенка от цифровых приспособлений, что начинают рассматривать его под микроскопом, контролировать, выхватывать: «Он опять с телефоном, и сейчас опять с телефоном». Это еще не говорит о зависимости ребенка, скорее — о страхах родителей. Когда ко мне приходят с вопросом, как уберечь сына или дочь от гаджетов, в 99 случаях из 100 — это про то, как выстроены отношения в семье. 

О серьезной цифровой зависимости можно говорить, когда страдает физиологическая норма, появляются проблемы со сном, с едой, зрением. И тут, помимо психолога и терапевта, нужен, наверное, психиатр. 

Можно еще одну историю, снова про подругу? Ее сын, подросток, был страстный геймер, играл до четырех утра и засыпал возле компьютера, положив голову на стол. Мама, конечно, была в большой тревоге, но не имела сил противостоять. Сейчас мальчик блестяще окончил первый курс химфака, для души учит латынь и древнегреческий, слушает подкасты по истории и литературе, любит классическую музыку, играет на пианино. Может быть, геймерство и тяга к гаджетам были важным этапом становления?

— Ну конечно, засыпать головой на столе не полезно ни детям, ни взрослым. Другой вопрос, что бегство от реальности у подростков было всегда, но проявлялось в чем-то другом. Когда не было гаджетов, родители точно так же запрещали нам читать с фонариком под одеялом. 

Эмоциональное состояние подростка — отдельная большая тема. Теперь, когда у каждого есть гаджет, иногда не один, возникают дополнительные опасения. Но если родитель давно, начиная с детского возраста своего ребенка, включен во все остальные сферы его жизни, то к подростковому возрасту, как бы ни трансформировались процессы коммуникации, точки соприкосновения остаются. 

Все подростки сейчас существуют на грани реальной и виртуальной жизни. Причем виртуальное общение со сверстниками у них выстроено лучше.

Давайте разделять, где это особенности возраста и становления личности, а где это мешает существовать и самому ребенку, и его семье.

Так в какой момент начинать беспокоиться? Бессонница, отсутствие аппетита?

Дети живут в мире экранов. Не отбирайте у них смартфоны, а сделайте их своими помощниками

— Или повышенный аппетит — такое тоже бывает. Но вообще, стандартизованных диагностических инструментов, которые позволили бы отличить норму от зависимости, в России пока не существует

У российских психиатров разработаны кое-какие вопросы, на которые должен ответить подросток (важно, чтобы это была именно самодиагностика, а не восприятие взрослого, который волнуется и наблюдает со стороны), но все еще нет универсального механизма. 

Когда я проводила исследование для своей диссертации, то брала зарубежный опросник, делала экспертный перевод и пробовала давать подросткам. Но это все частная история.

— Иными словами, когда нам кажется, что ребенок увлечен гаджетами сверх меры, мы основываемся на своих ощущениях?

— В целом да. Поэтому я и говорю, что нужно в первую очередь ориентироваться на физиологическую норму. Понятно, что тут тоже все индивидуально, нужно делать поправку на психоэмоциональное состояние подростка, но это хоть какой-то объективный критерий. Надо же нам провести реальную грань, за которой надо начинать беспокоиться.

— А если падает школьная успеваемость? Нам часто кажется, что это виноваты гаджеты.

— Здесь я не всегда проводила бы прямую параллель. Более того, начиная со среднего школьного возраста, многие дети учатся благодаря гаджетам. А в последние 3,5 месяца вообще все образование ушло в онлайн. Это тот инструмент, благодаря которому подростки так или иначе продолжали учиться (ну или делали вид, что продолжают учиться).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Психея
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Adblock
detector