Что такое стэнфордский тюремный эксперимент и почему о нем снимают фильмы

Эксперимент Милгрэма

После Второй мировой войны многие люди — ученые в том числе — задались вопросом: как вышло, что огромные массы людей в цивилизованных (казалось бы) странах оказались готовы участвовать в массовой травле, бесчеловечных экспериментах, массовых экзекуциях и других не менее кошмарных вещах?

Одним из таких ученых был Стэнли Милгрэм, профессор Йельского университета, изучающий социальную психологию. В начале 1960-х он полагал, что в основе Холокоста лежит предрасположенность немцев к безропотному подчинению авторитету, которая и привела этот народ к столь печальным для своей страны (а потом и для всего мира) последствиям. Чтобы проверить свою гипотезу, Милгрэм решил провести серию простых экспериментов в США, прежде чем отправиться в ФРГ для более детального исследования.

Суть заключалась в следующем: группа среднестатистических граждан получала возможность, находясь в безопасности и в присутствии авторитетной фигуры («доктора в белом халате») причинять боль другому человеку в ходе эксперимента, замаскированного под цикл обычных тестов на внимание. Испытуемые могли бить своего подчиненного током (напряжением от 15 до 450 вольт) за каждую допущенную ошибку

Причем в случае любых сомнений «авторитетная личность» настойчиво просила их продолжать, не обращая внимания на крики, стоны и прочие признаки стресса у подчиненного (который на самом деле был лишь актером, изображающим конвульсии от электрошока). Изначально Милгрэм был склонен считать, что большинство людей, видя страдания другого (пусть даже неизвестного) человека, быстро прекратят давить на кнопку, включив совесть и чувство жалости.

Результаты оказались, мягко говоря, неожиданными как для самого Милгрэма, так и для его коллег. Из 40 испытуемых 26 человек постепенно повышали силу тока, дойдя до 450 вольт, несмотря на все видимые страдания подопытного. Большинство из оставшихся также довело силу тока до высоких значений (в диапазоне 350-360 вольт), прежде чем остановиться.

Милгрэм был особенно впечатлен тем, что неоднократно повторяемые указания «авторитетного лица» продолжать эксперимент очень часто перевешивали очевидные внутренние колебания испытуемых, а также их сочувствие к другому человеку. Он провел множество дополнительных экспериментов, и обнаружил, что процент испытуемых, готовых мучить неизвестного им человека, оставался стабильно высоким в большинстве случаев.

https://youtube.com/watch?v=ek4pWJ0_XNo

Результаты эксперимента заставили Милгрэма полностью отбросить тезис о «плохих немцах» и предположить, что в человеческой психике глубоко укоренено стремление подчиняться авторитетной фигуре, инстинктивно делегируя ей право принятия решений в морально тяжелых ситуациях, избавляя себя от мук совести.

Бремя ответственности, кстати, Милгрэм тоже учел: в некоторых экспериментах «авторитетный персонаж» оговаривал, что испытуемый не понесет никакого ответа за любые страдания третьего лица. Это во многом объясняет, как полагал Милгрэм, почему в ходе актов геноцида (вроде того, что произошел в Руанде) участвующие в этом процессе люди могут рассматривать себя в качестве «законопослушных исполнителей», не задумываясь о том, как их решения сказываются на физическом существовании десятков, сотен и тысяч людей.

«Арест» заключенных

Для того, чтобы доставить группу «арестантов» в университет, за день до его начала было инсценировано их задержание реальными сотрудниками полиции. Каждому из участников тюремного эксперимента Зимбардо были кратко предъявлены обвинения в тех или иных правонарушениях. При этом полицейские не упоминали об эксперименте.

Арестантов подвергли полному полицейскому досмотру: их сфотографировали, у них сняли отпечатки пальцев, приказали раздеться догола. Также им озвучили их права и выдали все атрибуты заключенных.

Им выдали форму арестантов с пришитыми номерами и резиновые сланцы. Ношение ими нижнего белья в период эксперимента не предусматривалось. Также обязательным атрибутом для арестантов стала цепочка на лодыжке и чулок на голове, чтобы имитировать бритую голову.

Кроме того, их кратко предупредили о том, что в ходе эксперимента к ним будут обращаться только по номеру, пришитому к их одежде, реальные их имена употребляться не будут. В разговорах между собой им также запрещалось употреблять имена. Если в ходе эксперимента у них возникала потребность обратиться к надзирателю, они должны были использовать уважительное обращение: «мистер офицер».

Арестантам сообщили, что в день они имеют право 3 раза сходить в туалет, получить завтрак, обед и ужин. Кроме того, им полагалось 2 свободных часа в сутки, во время которых они имели право читать художественную литературу. В остальное время они привлекались к обязательным работам в тюрьме, выполняли упражнения, 3 раза за день выстраивались на проверку. Свидания с родственниками и друзьями были разрешены каждому из них не чаще 2 раз в неделю.

Они были проинформированы о том, что за нарушение правил в «тюрьме» предусмотрены санкции.

Новое исследование 2018 года

Новое исследование, опубликованное в конце мая 2018, бросает на всю эту концепцию тень сомнения. Исследователи – Тайлер Уоттс из Нью-Йоркского университета, Грег Данкан и Хоанан Куан из Калифорнийского университета в Ирвине – поменяли условия классического зефирного эксперимента, разработанные психологом из Стэнфорда Уолтером Мишелом в 1960-х.

Уоттс с коллегами скептически отнеслись к выводам Мишела. Оригинальные результаты базировались на выборке из менее чем 90 детей, обучавшихся в дошкольном учреждении в кампусе Стэнфорда. Уоттс с коллегами внесли важные изменения в условия эксперимента: они использовали гораздо большую выборку, более 900 детей, которая была также и более репрезентативной для населения, в плане расы, этнической принадлежности и образования родителей.

Также при анализе результатов исследователи принимали во внимание такие параметры, как доход семьи. Это могло повлиять на способность ребёнка откладывать вознаграждение и на его успех в долгосрочной перспективе

В итоге исследование пришло к ограниченному подтверждению идеи о том, что способность откладывать вознаграждение приводит к успешному будущему. Его результаты говорят о том, что способность подождать второй зефирки в основном определяется социальным и экономическим окружением ребёнка – и именно это окружение, по мнению исследователей, а не способность откладывать вознаграждение, стоит за успехом ребёнка в долгосрочной перспективе.

Заключение

Я бы не согласился  с тем, что в 2018 году исследователям удалось опровергнуть эксперимент из 60-х. Второе исследование, в действительности не противоречит первому, а просто дополняет сделанные ранее выводы. Тем более, что сейчас еще только 2019 год и отследить будущее этих детей, как это было сделано Мишелом в его лонгитюдном исследовании, невозможно.

https://youtube.com/watch?v=hb41ow8y1RU

Другие статьи из этой серии:

Дмитрий Сениченков

Основатель проекта Art Of Balance, майндфулнесс коуч, психолог, популяризатор созерцательной науки
«То, что ты практикуешь, становится сильнее».

Заявление Карло Прескотта

Консультантом Зимбардо по всем вопросам проведения тюремного эксперимента был Карло Прескотт — заключенный афроамериканского происхождения, который провел 17 лет в тюрьме Сан-Квентин за покушение на убийство. Он выступал перед американским Конгрессом по вопросу тюремной реформы и согласился на участие в эксперименте, так как думал, что делает благое дело. Однако когда Прескотт узнал о том, как были использованы результаты эксперимента, какую роль они сыграли в социальной психологии, а также о том, что по нему готовятся съемки нового фильма, Прескотт сделал новое заявление. В интервью Стэнфордской ежедневной газете он сообщил, что сожалеет о своем участии и что именно он, а не охранники, придумал все эти методы угнетения, вернее, позаимствовал их из тюрьмы Сан-Квентин, в которой отбывал наказание. Все эти респектабельные, психологически устойчивые охранники из среднего класса просто не могли придумать такие вещи, утверждает Прескотт.

«Как может Зимбардо … выразить ужас в поведении «охранников», когда они просто делали то, что Зимбардо и другие, включая меня, поощряли их делать с самого начала или откровенно устанавливали в качестве основных правил? В то время я надеялся, что помогу составить обоснованное, интеллектуально честное обвинение тюремной системе. Оглядываясь назад, я все испортил. Я стал невольным соучастником театрального представления, которое, к счастью, освобождает всех желающих от личной ответственности за их отвратительный моральный выбор» .

Если все это так, то речь идет не об изучении поведения людей в условиях тюрьмы, а о психической реакции студентов, находящихся в ситуации экстремального психологического насилия.

Усложненный эксперимент

В 2012 году ученые из Рочерстерского университета опубликовали результаты усложненного «зефирного эксперимента». Они повторили его с группой из 28 детей, но предварительно разделили детей на две группы. Испытуемым в первой группе сделали приятные подарки — карандаши и мелки, затем попросили подождать немного, пообещав подарить еще несколько. Но дети так и не дождались обещанного. Во второй группе дети действительно получили обещанные подарки через некоторое время.

Это предварительное испытание повлияло на результаты последующего эксперимента. Дети из первой группы гораздо чаще выбирали съесть зефир сразу, а дети из второй группы чаще дожидались второй порции зефира. Ведь испытуемые первой группы уже имели негативный опыт, когда обещание не было выполнено, а дети из второй группы имели опыт выполненного обещания. Результат эксперимента доказывает, что на принятие решения об отсроченном удовольствии в значительной степени влияет предыдущий опыт и обстоятельства , .

Результаты

Эксперимент быстро вышел из-под контроля. Заключенные испытывали садистское и оскорбительное обращение со стороны охранников, и к концу у многих из них наблюдалось сильное эмоциональное расстройство.

После сравнительно спокойного первого дня на второй день вспыхнул бунт. Охранники добровольно вышли на сверхурочную работу и без руководства со стороны исследователей подавляли мятеж, при этом нападали на заключенных с огнетушителями. После этого инцидента охранники пытались разделять заключенных и стравливать их друг с другом, выбрав «хороший» и «плохой» корпусы, и заставляли заключенных думать, что в их рядах есть «информаторы». Эти меры возымели значительный эффект, и в дальнейшем возмущений крупного масштаба не происходило. Согласно консультантам Зимбардо — бывшим заключенным, эта тактика была подобна используемой в настоящих американских тюрьмах.

Подсчеты заключенных, которые изначально были задуманы для того, чтобы помочь им привыкнуть к идентификационным номерам, превратились в часовые испытания, в ходе которых охранники изводили заключенных и подвергали физическим наказаниям, в частности заставляли подолгу совершать физические упражнения.

Тюрьма быстро стала грязной и мрачной. Право помыться стало привилегией, в которой могли отказать и часто отказывали. Некоторых заключенных заставляли чистить туалеты голыми руками. Из «плохой» камеры убрали матрасы, и заключенным пришлось спать на непокрытом бетонном полу. В наказание часто отказывали в еде. Сам Зимбардо говорит о своей растущей погруженности в эксперимент, которым он руководил и в котором активно участвовал. На четвертый день, услышав о заговоре с целью побега, он и охранники попытались целиком перенести эксперимент в настоящий неиспользуемый тюремный корпус в местной полиции, как в более «надежный». Полицейский департамент ему отказал, ссылаясь на соображения безопасности, и, как говорит Зимбардо, он был зол и раздосадован из-за отсутствия сотрудничества между его и полицейской системой исполнения наказаний.

В ходе эксперимента несколько охранников все больше и больше превращались в садистов — особенно ночью, когда им казалось, что видеокамеры выключены. Экспериментаторы утверждали, что примерно каждый третий охранник показывает настоящие садистские наклонности. Многие охранники расстроились, когда эксперимент был прерван раньше времени.

Впоследствии заключенным предложили «под честное слово» выйти из тюрьмы, если они откажутся от оплаты, большинство согласились на это. Зимбардо использует этот факт, чтобы показать, насколько сильно участники вжились в роль. Но заключенным потом отказали, и никто не покинул эксперимент.

У одного из участников развилась психосоматическая сыпь по всему телу, когда он узнал, что его прошение о выходе под честное слово было отвергнуто (Зимбардо его отверг, потому что думал, что тот пытается сжульничать и симулирует болезнь). Спутанное мышление и слезы стали обычным делом для заключенных. Двое из них испытали такой сильный шок, что их вывели из эксперимента и заменили.

Один из заключенных, пришедших на замену, № 416, пришел в ужас от обращения охранников и объявил голодовку. Его на три часа заперли в тесном чулане для одиночного заключения. В это время охранники заставляли его держать в руках сосиски, которые он отказывался есть. Другие заключенные видели в нем хулигана. Чтобы сыграть на этих чувствах, охранники предложили другим заключенным выбор: или они откажутся от одеял, или № 416 проведет в одиночном заключении всю ночь. Заключенные предпочли спать под одеялами. Позже Зимбардо вмешался и выпустил № 416.

Зимбардо решил прекратить эксперимент раньше времени, когда Кристина Маслак, аспирантка и одновременно его невеста, не знакомая прежде с экспериментом, выразила протест против устрашающих условий тюрьмы после того, как она пришла туда провести беседы. Зимбардо упоминает, что из всех пятидесяти свидетелей эксперимента только она поставила вопрос о его этичности. Хотя эксперимент был рассчитан на две недели, через шесть дней он был прекращен.

В 2009 году увидела свет научно-популярная книга «Эффект Люцифера», в которой Зимбардо подробно описывает ход и результаты эксперимента.

Цели и средства

Исследование было заказано Военно-морским флотом США для того, чтобы объяснить конфликты в его исправительных учреждениях и в морской пехоте.

Участников набрали по объявлению в газете, и им предлагались 15 долларов в день (с учётом инфляции сумма эквивалентна 76 долларам в 2006 году) за две недели участия в «симуляции тюрьмы». Из 70 человек, отозвавшихся на объявление, Зимбардо и его команда выбрали 24, которых они сочли наиболее здоровыми и психологически устойчивыми. Эти участники были мужчинами, учащимися в колледжах, преимущественно белыми, принадлежали к среднему классу.

Группу, состоящую из двадцати четырех молодых мужчин, поделили случайным образом на «заключенных» и «охранников». Заключенным потом казалось, что в охранники берут за высокий рост, но на самом деле их честно набрали по жребию, подбрасывая монету, и между двумя группами не было никакой объективной разницы в физических данных.

Условная тюрьма была устроена на базе кафедры психологии Стэнфорда. Лаборант-старшекурсник был назначен «надзирателем», а сам Зимбардо — управляющим.

Зимбардо создал для участников ряд специфических условий, которые должны были способствовать дезориентации, потере чувства реальности и своей самоидентификации.

Охранникам выдали деревянные дубинки и униформы цвета хаки военного образца, которые они сами выбрали в магазине. Также им дали зеркальные солнечные очки, за которыми не было видно глаз. В отличие от заключенных, они должны были работать по сменам и возвращаться домой в выходные, хотя впоследствии многие участвовали в неоплаченных сверхурочных дежурствах.

Заключенные должны были одеваться только в нарочно плохо подобранные миткалевые халаты без нижнего белья и резиновые шлепанцы. Зимбардо утверждал, что такая одежда заставит их принять «непривычную осанку тела» и они будут испытывать дискомфорт, что будет способствовать их дезориентации. Их называли только по номерам вместо имен. Эти номера были пришиты на их униформы, и от заключенных требовали надевать туго сидящие колготки на голову, чтобы изобразить бритые головы новобранцев, проходящих начальную военную подготовку. Вдобавок они носили маленькую цепочку на своих лодыжках как постоянное напоминание о своём заключении и угнетенности.

За день до эксперимента охранники посетили короткое установочное заседание, но им не дали никаких указаний, кроме недопустимости какого-либо физического насилия. Им сказали, что обязанность состоит в том, чтобы совершать обход тюрьмы, который они могут совершать так, как захотят.

Зимбардо на заседании сделал следующее заявление для охранников:

Участникам, которые были выбраны для того, чтобы изображать заключенных, было сказано ждать дома, пока их не «призовут» для эксперимента. Безо всякого предупреждения их «обвинили» в вооруженном ограблении, и они были арестованы полицейским департаментом Пало Альто, который участвовал в этой стадии эксперимента.

Заключенные прошли полную процедуру полицейского осмотра, включая снятие отпечатков пальцев, фотографирование и зачитывание прав. Их привезли в условную тюрьму, где произвели их осмотр, приказав раздеться догола, «очистили от вшей» и присвоили номера.

КАК ВСЁ БЫЛО

Всё началось с объявления в студенческой газете:

Объявление в Стэнфордской газете

На объявление откликнулось больше 70 человек. Из них, после интенсивных психологических тестов, отобрали 24 самых обычных студентов без отклонений в психическом и физическом развитии. В итоге получилось по 12 человек в группе: 9 «охранников», 9 «заключенных» и по 3 запасных человека в двух группах. В ходе эксперимента использовали двух запасных заключенных и одного охранника. То есть, за всё время через эксперимент прошел 21 человек: 11 заключенных и 10 охранников.

ЧУЛАН ОДИНОЧНОГО СОДЕРЖАНИЯ

Филипп Зимбардо — главный автор эксперимента, вместе с коллегами соорудил в подвале Стэнфордского психологического отдела некоторое подобие тюрьмы. Отсек коридора, шириной меньше двух метров, стал тюремным “двориком”. Из трех комнат, выходящих во “двор”, вынесли всю мебель, а двери заменили на решетки — это “камеры”. Во время эксперимента в них не было ничего, кроме лежанок для “заключенных”. Служебное помещение неподалеку переоборудовали в комнату охраны. Шкаф для технического инвентаря размером 70 на 70 сантиметров служил в качестве “камеры-одиночки”.

Экспериментальная тюрьма

Заключенных в день начала эксперимента арестовали настоящие сотрудники полиции. Их привозили в отдел, оформляли, снимали отпечатки пальцев, а затем, с повязками на глазах увозили в экспериментальную тюрьму. Там их раздевали догола в тюремном “дворике”, обрабатывали спреем, переодевали в свободные балахоны с номером на груди, сковывали одну ногу символической цепью, а на голову натягивали “шапку” из чулок, после чего кидали в камеру. К обеду в тюрьме был полный комплект из 9 заключенных, по трое в каждой камере.

Охранники дежурили сменами по три человека. Одна смена длилась 8 часов. Одеты они были в костюмы цвета хаки, носили деревянные дубинки и солнечные очки. Так заключенные не могли смотреть им в глаза.

Ни одна из групп, по словам экспериментаторов, не получала указания о том, как играть свои роли.

МОНСТР ВНУТРИ

Далее события развивались очень стремительно. Заключенные бунтовали, подняли восстание, которое жестко подавлялось охраной. Без физического насилия, но с применением подручных средств вроде огнетушителя. Со временем охранники становились все более жестокими, а заключенные все более пассивными и послушными. В итоге эксперимент прекратили на шестой день. Жестокость охранников перешла все мыслимые этические границы.

Но что, если жестокость охранников — это не уродливое проявление их внутреннего садизма, а всего лишь манипуляция экспериментатора? У нас есть серьезные основания полагать, что мы имеем дело именно с манипуляцией.

Третья волна

В 1967-м году калифорнийский учитель Рон Джонс решил провести небольшой эксперимент по психологии, чтобы показать ученикам в своем классе, каким именно образом жители Германии смогли выбрать такого человека как Адольф Гитлер своим лидером. Он обнаружил, что многие ученики с трудом способны вообразить, как можно, будучи взрослыми людьми, спокойно поддерживать настолько очевидно чудовищного политика. Объяснения через апелляцию к историческому контексту не встретило понимания, поэтому Джонс организовал практические занятия, призванные учащимся лучше понять логику немецкого населения в 1930-х.

В течение 5 дней Джонс создал и активно продвигал свое общественное движение под названием «Третья волна», целью которого было уничтожение демократии (о чем прямо говорилось всем желающим слушать). В ходе первого дня Джонс ввел лишь несколько базовых правил, слегка ужесточающих дисциплину в классе. На второй день Джонс разъяснил классу основные принципы движения и обязал всех использовать особое приветствие со вскинутой рукой. Подчинились все.

В течение третьего дня эксперимент начал выходить из-под контроля, поскольку слухи о нем расползлись по школе, и появились желающие поучаствовать в движении (или хотя бы посмотреть на импровизированный «съезд участников», из-за чего посещаемость класса резко возросла). Что особо удивило Джонса в этот момент, так это спонтанное появление стукачей, которые прилежно доносили учителю о всех нарушителях его правил. Кроме того, Джонс ввел новые элементы движения: знамя и членские карточки, а также запретил всем не-членам движения входить в класс.

Символ движения

К концу дня численность членов движения составляла около 200 человек (против 30 учеников одного класса в начале эксперимента). На четвертый день Джонс решил прервать эксперимент, поскольку он явно начал выходить из-под контроля, и чтобы сделать это, он объявил своим сторонникам о том, что завтра ожидается телевыступление кандидата в президенты от «Третьей волны». Когда на пятый день все пришли посмотреть на него по ТВ, Джонс показал им экран с черно-белыми полосами, и объявил о прекращении эксперимента и роспуске движения, а также показал фильм о приходе нацистов к власти, сопроводив его развернутым комментарием.

Видео, на котором Рон Джонс лично рассказывает о ходе эксперимента

Этот мини-эксперимент позднее стал не только предметом широкого обсуждения в медиа, но и породил несколько фильмов. Однако его главная задача, как ее видел Джонс, заключалась в том, чтобы показать людям, насколько быстро и легко можно создать чувство превосходства своей группы у самых обычных людей. При этом оно заставит их не только забыть о рациональном начале в человеке, но и добровольно передать власть над своей жизнью харизматическому вождю.

Стэнфордский эксперимент

Эксперимент Милгрэма вызвал бурное обсуждение в академической среде, но он был далеко не единственным. В начале 1970-х годов профессор психологии Филип Зимбардо провел в Стэнфорде так называемый «тюремный эксперимент», призванный выяснить, как изменяются властные отношения (и человеческая психика) в условиях тюремного заключения, с одной стороны, и безнаказанной возможности учинять насилие над заключенными — с другой.

Зимбардо изначально предполагал, что основная причина физического и психологического насилия в тюремных камерах — наследственные личностные характеристики тюремщиков и/или заключенных. Для проверки этой гипотезы, исследовательская группа отобрала 24 человека, 12 из которых получили роли заключенных, а еще 12 — надзирателей.

Каждая группа жила в принципиально разных условиях: первые обретались в тесных, сырых, вызывающих депрессию камерах, вторые — в нормально проветриваемых и отапливаемых помещениях с зонами отдыха. Надзирателям было запрещено физическое насилие, и поначалу им предписывалось оказывать лишь определенное психологическое воздействие на заключенных. Для устрашения им выдали дубинки и нарядили соответствующим образом. Предполагалось, что эксперимент пройдет в течение 14 дней, в ходе которых обе стороны должны максимально плотно вжиться в свои роли.

В итоге все закончилось уже на шестой день, после попыток бунта, целой серии разнообразных издевательств над заключенными, включая попытки избиения и психологические пытки. Надзиратели проявляли огромную изобретательность в насильственных актах по отношению к заключенным, в то время как последние начали вполне натурально страдать от недоедания, психосоматических болезней, а также пытались устроить бунт. Примечательно, что надзиратели очень быстро начали участвовать в эксперименте сверхурочно на добровольной основе, крайне жестко реагируя на любые признаки неподчинения.

Зимбардо был, мягко говоря, удивлен таким исходом событий, и, надо полагать, главным образом его поразила динамика развития событий: вживание в роль происходило стремительно. Одно это очень быстро поставило весь эксперимент под вопрос.

Оказалось, что социальная среда, в которой находились участники — даже очевидно временная и искусственно смоделированная для них — оказывала исключительно мощное воздействие на поведение.Одних она подталкивала к насилию, а у других вызывая кризисные состояния психики. Зимбардо проинформировал правительство США о результатах эксперимента, что впоследствии привело к определенным реформам в тюремной системе, хотя в этой области до сих пор много нерешенных проблем

Сам же эксперимент немедленно приобрел мировую известность, получил не только широчайшее внимание прессы, но и стал основой для несколько фильмов, в разной степени им вдохновленных

Все эти примеры социальных экспериментов показывают, что ситуации, наподобие отраженных в «Эксперименте Офис», вполне реальны, и сам по себе такой сюжет вполне согласуется с тем, что науке на данный момент известно о человеческой психике

В то же время, важно понимать, что сами по себе результаты этих экспериментов дают, каким бы странным это ни показалось, достаточно почвы для оптимизма. Сам Зимбардо, в частности, позднее объяснял, что социальная среда динамична и способна порождать не только злодеев, но и героев, поскольку моральный стержень, так или иначе, присутствует в каждом человеке

Будет ли он сломан, или, наоборот, укреплен — зависит не только от автономии индивидуальной воли, но и ее соотношения с обществом в целом.

Добрый Самаритянин

Авторы: Джон Дарли и Дэниел Батсон.1973 год, Принстонская богословская семинария, США.

Детали эксперимента: в 1973 году Джон Дарли и Дэниел Бэтсон провели эксперимент для изучения потенциальных причин альтруистического поведения.

Исследователи выдвинули три гипотезы, которые хотели проверить:

  • Люди, думающие о религии и высших принципах, чаще ведут себя мирно и спокойно;
  • В спешке люди гораздо реже оказывают свою помощь кому-либо;
  • Люди, религиозные ради личной выгоды, менее склонны помогать другим, чем те, которые религиозны, ради понимания своей духовной природы.

Студентам были даны задания, а затем им было предложено пройти из одного здания в другое. Некоторым студентам сказали, что задание нужно решить как можно быстрее, а другим было дано больше времени.

Между зданиями лежал раненый мужчина, который остро нуждался в помощи. Результаты эксперимента оказались очень интригующими — спешка участника оказалась главным фактором оказания или неоказания помощи мужчине.

Из тех, кто не спешил — 2/3 остановились, чтобы оказать помощь, из тех, кто спешил — 1/10.

Также выяснилось, что люди, задание которых было подготовиться речи о взаимопомощи, почти в 2 раза чаще останавливались, чем те, у кого были другие темы для религиозной проповеди.

Последнее — религиозные предпочтения не оказали большого значения. Желание оказать помощь не зависит от того, является ли человек религиозным ради личной выгоды, или он считает это частью духовного поиска.

Этапы подготовки исследования

Эксперимент Филиппа Зимбардо осуществлялся в несколько этапов.

Отбор участников эксперимента

После публикации объявления в университетской газете, 70 студентов изъявили желание принять участие в Стэнфордском эксперименте о тюрьме. Все они подверглись многочисленным психологическим обследованиям, по результатам которых к участию в Стэнфордском эксперименте Зимбардо выбрал 24 студента. Они не имели отклонений в физическом и психическом развитии.

Распределение на охранников и заключенных

Особенностью эксперимента Филиппа Зимбардо было то, что испытуемые, которым предложили разные роли, были примерно одного возраста, обладали одинаковым социальным статусом. Они все являлись студентами колледжей. Ученый предположил, что запас социальных знаний и багаж жизненного опыта у них примерно одинаковый.

В реальной жизни студенты были равны между собой, распределение на две группы осуществлялось случайно. Однако тем, кому выпала роль надзирателей, было сообщено, что эта роль досталась им потому, что они обладают теми личностными качествами, которые необходимы при осуществлении контроля поведения арестантов. Специальной подготовки при этом они не проходили. За день до начала эксперимента их пригласили на инструктаж, где предупредили о недопустимости физического насилия в отношении заключенных. Им выдали форму охранников, зеркальные солнечные очки и дубинки. По замыслу автора, они должны были совершать обход тюрьмы.

Для надзирателей был предусмотрен сменный режим «работы»: охранники дежурили по трое, смена заканчивалась через 8 часов, однако через несколько дней большая часть из них выражала желание дежурить в искусственно созданной тюрьме сверхурочно, хотя организаторы эксперимента предупреждали их о том, что это время участия в эксперименте оплачиваться не будет.

Организаторы Стэнфордского тюремного эксперимента кратко сообщили надзирателям, что их задача – создать у заключенных ощущение собственного бессилия, страха, тоски. Они должны чувствовать, что надзиратели имеют право на произвол, что каждое действие заключенных контролируется системой и надзирателями. Так планировалось уничтожать индивидуальность арестантов.

Примечательно то, что заключенные были уверены, что в группу надзирателей попадают высокие молодые люди. Хотя особенности телосложения испытуемых организаторами эксперимента не учитывались.

Оказалось, что внешней атрибутики тюремного эксперимента Зимбардо было достаточно для того, чтобы испытуемые примерили на себя соответствующую модель поведения: надзиратели вели себя жестко по отношению к заключенным, а те, в свою очередь, быстро утратили свою индивидуальность и перестали сопротивляться давлению блюстителей порядка.

Так ученый разделил студентов на 2 группы: с первого дня к участию в опыте приступило по 9 человек из обеих групп, 3 человека в каждой группе являлись запасными.

В процессе проведения Стэнфордского тюремного эксперимента Зимбардо понадобилось ввести 2 запасных в группу заключенных и одного запасного в группу надзирателей.

Переоборудование крыла университета в «тюрьму»

Одно крыло здания университета было переоборудовано в тюрьму. Тюремным двориком стал коридор, ширина которого не превышала 2 метров. В том коридоре находились двери в 3 аудитории. Двери были заменены решетками, из кабинетов вынесли всю мебель. В аудиториях разместили только топчаны для арестантов. Так учебные кабинеты превратились в тюремные камеры. Согласно задумке автора, в каждой такой камере разместили по 3 человека.

В этом же коридоре располагалось подсобное помещение, которое стало комнатой надзирателей. Стоящий в коридоре шкаф для инвентаря, внутренний размер которого был 70 на 70 см, решили использовать в качестве одиночной камеры. Так были созданы декорации, способствующие дезориентации, потере самоидентификации участников. В таких условиях молодые люди быстро утратили чувство реальности.

На протяжении всего эксперимента сам Зимбардо и его ассистенты вели круглосуточное наблюдение за происходящим в псевдотюрьме. «Камеры» заключенных и штаб надзирателей, а также сам коридор, в котором располагались эти помещения, были оснащены камерами и многочисленными прослушивающими устройствами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Психея
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Adblock
detector