Чему мы учим своих детей, когда мы их ничему не учим?

Как не просто сделать “домашку” с ребенком, а научить его учиться самостоятельно?

Мама: Недавно Никита сам выучил и сдал два стихотворения Некрасова. Я даже не поняла, когда он это сделал! Я считаю, что он герой: когда он мне их прочел на каникулах, я подумала: “Мамочки, как мне страшно, как это учить, там такие слова!” Никита копил на приставку. Часть его денег — это подарки на праздники, часть — награда за оценки. Поэтому лишняя пятерка ему была нужна. Сейчас приставку привезли, а у нас правило: пока не выучишь уроки — никаких игр на компьютере. Гулять — пожалуйста, а компьютер — нет. Поэтому в выходные он делал уроки и на понедельник, и на вторник: читал “Кавказского пленника” и про касты в Индии и пытался мне пересказывать.

Психолог: Лучше всего приучить ребенка: не я с тобой делаю уроки, а ты спрашиваешь, когда нужна помощь. Но совсем дистанцироваться и слишком рано начинать видеть в своих детях ответственных, сознательных и взрослых людей — это тоже ошибка. Тогда ребенок может говорить, что он все понимает, а потом окажется, что там чистый лист.

Очень хорошо работают внеплановые проверки. Не когда тетради проверяют каждый вечер, а именно внеплановые: “Хочу посмотреть, что у тебя с уроками, покажи”. Это дисциплинирует ребенка.

Педагог: Это точно не должно быть наказанием: “Раньше я учил с тобой, а теперь давай сам”

И важно все делать постепенно. Не говорить ребенку, что он чего-то не может

Где-то поддержать его, не забыть похвалить — это мотивирует. Если ребенок не хочет делать сам, капризничает — надо понять, в чем проблема. Предложить компромисс: ты выучишь сам, а потом придешь мне рассказать. И так пошагово сокращать время, которое вы проводите с ребенком за уроками.

Бэлла Волкова

Что мешает родителям приступить к раннему обучению?

Общество часто обвиняет родителей, тратящих много времени и сил на обучение ребенка, в стремлении заставить своего малыша работать на свою славу и/ или повышение дохода. Кто не пробовал учить детей, может в это поверить. Тот, кто пробовал обучать детей до 3-4 лет, пока у них еще не развит самоконтроль, понял справедливость поговорки: “можно подвести лошадь к воде, но нельзя заставить ее пить”. Если взрослый не умеет интересно учить, то малыш не захочет учиться. Когда взрослый заставляет ребенка заниматься вопреки нежеланию, то и результаты невысоки, и заметно отвращение малыша к занятиям. Славы и денег несчастный малыш без детства не приносит.

На самих вундеркиндов общество тоже смотрит вопросительно: “Кем станет это дитя, когда вырастет?” При таких условиях тот, кто стремится к славе и деньгам, лучше потратит время и силы на себя, а не на свое дитя – успех или провал не так отдален во времени. Конечно, эти рассуждения относятся к психически здоровым людям.

Но некоторые специалисты в обучении и медицине любят намекнуть на психическое нездоровье родителей, заботящихся о развитии своих детей! Аргумент: “Раннее обучение для таких родителей – сверхценная идея! Согласитесь, что в норме взрослые не тратят столько времени и сил на обучение своих детей”. Согласимся, но учтем, что здесь под нормой понимают не здоровое, а преобладающее отношение к жизни. Вряд ли кто считает, что царапать надписями двери лифта и гадить в нем – это нормально. Но двери не исцарапаны и в лифте не пахнет только в элитных домах, т.е. загаженный лифт для обычного дома – это норма? Задумаемся: “Всегда ли следует стремиться к норме?”

Возражения специалистов входят в более емкое житейское: “Делать им больше нечего! Занялись бы лучше чем-нибудь полезным!” Что же оппоненты раннего развития детей считают более полезным?

Обычно родителям советуют провести свой досуг без ребенка или заняться какими-нибудь домашними делами. Желание отдохнуть отдельно от ребенка естественно, только приглядитесь к семейной жизни советчиков: а они уделяли сколько-нибудь времени для общения со своим малышом? В качестве полезных домашних дел родителям предлагают самим выполнить то, на что быстрее и проще заработать своим профессиональным трудом.

Попытка стать безупречным

Лучше всего воспитывать на своем примере. Но некоторые родители слишком усердствуют в этом плане: они стараются стать для ребенка идеалом, скрывая свои настоящие эмоции и привычки. Например, плачут украдкой в ванной из-за неприятностей на работе, а к ребенку выходят веселыми. В результате он даже не подозревает, что такая «идеальная» мама сама не прочь полакомиться чипсами, посмотреть сериал и не любит мыть кастрюли.

Такое воспитание не научит ребенка:

  • замечать свои недостатки, ведь вокруг него все безупречны;
  • сочувствовать и уважать других, поскольку он не видит, что у людей могут быть проблемы и неудачи;
  • прощать, потому что некого.

Как поступать правильно? Ответ: быть самим собой. Если есть повод для грусти, не надо прятаться от сына или дочери, только объясните им причину. Это поможет наладить доверительные отношения.

Чтобы стать примером для подражания, достаточно следовать правилу: мама и папа уважают и любят друг друга. Тогда дети будут слушаться и любить обоих родителей.

1. Крушельницкая О.И., Третьякова А.Н. Все вместе. Программа обучения младших школьников взаимодействию и сотрудничеству: Учеб.-метод. пособие. – М.: ТЦ Сфера, 2004. – 80 с.

Область страха, ужаса и непонимания

— Что делать, чтобы для ребенка математика не была областью страха, ужаса, непонимания? Как часто заниматься? 

— Я бы предложила как можно больше игр с разным наглядным материалом. Берете себе пять кубиков и ребенку пять кубиков. «Собери из этих кубиков какую хочешь башенку, а я за тобой повторю». Потому что прежде, чем понимать, что это равно этому, хорошо бы попробовать на каком-нибудь геометрическом материале, а не арифметическом. 

Если помните, у Звонкина было подробно про феномен Пиаже — разложили те же самые пять кубиков одни кучкой, а другие — широко. И многие дети в 4–5 лет уже уверены, что те, которые широко разложены — их много, а которые кучкой маленькой лежат — тех мало. У них не сформировано представление о том, что количество неизменно. 

Но геометрические задачи в этом же возрасте ребенок отлично может решать. Причем зачастую он вам придумывает какую-нибудь хитрую штуку, а вы за ним повторяете. Если вы иногда вдруг ошибетесь, он будет говорить: «Нет, смотри, ты этот кубик поставь вот так, а не так». Геометрические задания с любым материалом — с кубиками, с арками, с кирпичиками, с мозаикой — это полезно. 

Опять же арифметические игры, но либо с игральным кубиком, либо то, что мы называем перевод с языка на язык. Если я говорю: «Кар», — это значит один раз поднять руки. Если: «Кар-кар», — то два раза. Если, например: «Ква», — то подпрыгнуть. А если: «Ква, ква», — то два раза подпрыгнуть. Потом я даю задание, например: «Кар. Ква-ква-ква». И надо услышать, запомнить и сделать столько движений. Для многих детей дошкольного возраста это, во-первых, длинная сложная инструкция, а во-вторых, им трудно пересчитать на слух, сколько раз я что сказала. Это гораздо важнее, чем умение писать циферки. Это умение пересчитывать. 

Или, скажем, можно на спине писать точки. Не цифры писать на спине, а ребенку нарисовать три точки, четыре точки. Или попросить на пальцах показать, сколько точек на спине вы ему нарисовали — это очень непростое будет для ребенка занятие. 

Потом попросите его нарисовать точки вам, только рисовать медленно и самому точно знать, чтобы он мог проверить, знал, сколько он вам точек нарисовал. Такого типа задачи. 

Или взять счетные палочки и сложить из них картинку на кухне, а потом сходить, запомнить ее, и в комнате сложить точно такую же

Какие-то игры на внимание, на память с разным геометрическим материалом хорошо подходят, причем для любого возраста. Они точно развивают пространственное мышление и разные математические представления

Часто ли вам встречались дети, у которых совсем плохо с математикой?

— Когда мы говорим про дошкольников, то очень сложно понять, что именно ребенок не понимает. Зачастую он не готов действовать по чужим правилам. Очень часто дошкольнику говоришь: «Сколько у тебя выпало на кубике, столько наклеек наклей». Он отвечает: «Я хочу не столько. Я хочу наклеить столько, сколько мне нравится». Значит ли это, что у него плохо с математикой, он не может пересчитать, сколько тут точек и не может приклеить столько наклеек? Нет, скорее всего, не значит. Он просто привык делать все по своим правилам и не готов слушать чужие. 

Может быть, в школе такого ребенка запишут в неуспевающего, потому что он не делает то, что попросили. Но это значит, что у него плохо с произвольностью. Причем родители говорят: «Нет, он может часами заниматься чем-то, например, строить из “Лего”». Но строить из «Лего» он выбрал сам, а считать «2+3» он не выбирал. И наклеивать ровно столько наклеек, сколько выпало — тоже. Зачастую проблема, когда ребенок не может выполнить какие-то задания, это связано с отсутствием произвольности — он не готов просто действовать по заданию. Это действительно мешает ему учиться.

Мы на мышематику набираем группы детей 5–6 лет, а самых маленьких, меньше 4-х, не набираем. С группами 4-х лет самая большая проблема

Дело не в том, что они цифры не знают или писать не умеют, некоторые умеют, некоторые нет, это неважно. Самая большая проблема с четырехлетками в том, что они не готовы делать то, что попросил учитель, даже если это просто

Совершенно невозможно учить ребенка чему-нибудь, пока он не готов учиться.

От природы ребенок чистый, искренний и добрый. Это позже социум и жизнь научит его быть осторожным и внимательным, научит защищаться, а иногда и нападать. А пока их доброта проявляется во всем, в отношении к людям, к животным, к себе. Еще одна важная черта, которая появляется у нас с появлением малыша – это терпение. А как же без него? Также мы учимся относиться с пониманием сначала к своему ребенку, а потом и к другим людям. Мы чаще задаем себе вопрос, почему ребенок себя так ведет, может, что-то случилось. Мы с пониманием стараемся относиться к ее иногда странных интересов и потребностей. Дети открыты миру, а в ответ мир открыт для них. Взрослые очень часто «закрываются», пытаясь уберечь себя от различных угроз и неприятных ситуаций. Иногда это действительно оправдано, но часто это приводит к негативному восприятию мира и себя в нем. Но когда мы доверяем мира, мир доверяет нам, он открывает нам свои возможности и ресурсы.

Предвзятое отношение начальника к подчинённому — как избежать двойных стандартов

К сожалению начальник часто имеет предвзятое отношения к подчинённому. Этот такой, этот такой. И к тому, у которого у нас более хорошие стереотипы, мы прощаем гораздо больше, чем тому у кого плохие. А это плохо, руководитель должен избегать двойных стандартов

Это очень важно, формировать не предвзятое отношение к сотрудникам. Потому что если сотрудник ведёт себя не так как надо, мы должны исправлять его поведение

Вводим термин: «форматирование». То есть мы должны формировать, или «форматировать» поведение сотрудника,

до устраивающих нас стандартов. Если он ведёт себя нормально, но есть какие-то личностные вещи, они не должны мешать.

Они не должны отражаться на требовательности. Руководитель должен быть достаточно гибок на личностном уровне, и очень жёсток, на уровне ролевом.

Гибок на личностном уровне, это не то что бы он допускает фамильярность, хамство, или не правильные поступки. А то что он так как обладает большими знаниями, он должен быть по умному снисходительным к грешкам человеческим. Которые не попадают под рабочие регламенты, не мешают исполнению дел, не уместны с его точки зрения к исправлению. И просто наносят нам какой-то дискомфорт, на уровне личностных пристрастий.

Иногда вот форма одежды, мне не нравится манера одеваться этого человека. Либо это та сторона, которая требует коррекции, в соответствии с корпоративным дресс-кодом, или в соответствии с иными правилами. И тогда я должен за это взяться, за эту тему. То есть или ввести дресс-код, или объяснить человеку, что его одежда не соответствует дресс-коду, или принятому стандарту.

А если это не относится к этой категории, а это чисто мои личные пристрастия: длина юбок, яркие рубашки и прочее, то я не имею права относится к этому сотруднику иначе из-за того, условно говоря, если он носит другой галстук.

И поскольку все мы люди, все мы «человеки», то руководитель должен периодически пересматривать, то есть обозревая своё окружение. Он должен проверять равноправность отношений. Потому что подсознание вещь такая, нам одно нравится, другое не нравится. Кто-то там кажется, ведёт себя слишком вульгарно, кто-то там наоборот, слова из него не вытянешь.

И всегда надо проверять правое полушарие левым, условно говоря полушарие интуитивное, надо проверять полушарием логическим.

Периодически выбирать время, сесть и разбираться, то есть раз в месяц так работать:

Есть персонал: 1-й человек, 2-й человек,3- человек.

-Как я к ним отношусь?

-Ну этот мне не очень нравится.

-Почему? Что мне в нём не нравится?

-Мне не нравятся алгоритмы поведения требующие коррекции?

-Какие?

-Вот такие-то.

-Ну я подумаю, как это скорректировать. То ли поговорить с сотрудником, то ли пресечь какие-то действия,
которые я возможно пропускал мимо ушей, но меня это «царапало».

-Вот такие поступки которые вроде бы: «ай ладно», но тем не менее, такой «шрамик» остаётся, что-то не нравится.

И часто это формирует отношения, разные дистанции.

И вот раз в месяц, пересматривая свои отношения с сотрудниками, руководитель должен уметь совершенно спокойно разбираться. Ну допустим оцениваем отношение к людям по 10-бальной шкале, и начинаем анализировать.

Расставили всех, и посмотрели, а почему я к этому так отношусь? В чём причина? И если это служебные проступки, то я должен
планировать «форматирование».

Выбрать форму, подумать о времени. Подумать с чего начать, то есть сознательное начало «управленческой борьбы», оно может быть и обдуманным. Мы должны спонтанно её уметь вести, вступать в бой тут же, с марша, когда нас затронули.
Но «фронтовые операции» могут и планироваться.

Если я вижу, проанализировав, что поведение сотрудника требует коррекции. То подумав об этом, и выбрав момент, я могу произвести управленческое воздействие. А если я обнаружил, что на мою бальную оценку влияют скорее такие поведенческие аспекты, как вкусы, манера одеваться, и это всё-таки в здравом уме и твёрдой памяти, не требует ни каких коррекций, то тогда я должен быть с этим сотрудником более внимательным, и сделать ту дистанцию, как и для всех. И опять подумать как.

Верьте в своего ребенка

Не стоит недооценивать способность ребенка выполнять условия заключенного соглашения. Такие соглашения вполне способны помочь ему рационально планировать свое время и распорядок дня с самого детства.

Многие родители хотят услышать от меня какую-то конкретное значение максимального времени, которое им стоит позволять детям проводить за компьютерами, телефонами и прочими гаджетами, но такого значения просто не существует. На эту цифру влияет множество факторов, включая интересы вашего ребенка, то, чем он занимается в сети, и то, насколько вредит проведенное за компьютеров время другой деятельности, и какую именно деятельность оно вытесняет.

И самое главное — постарайтесь вовлечь вашего ребенка в дискуссию, чтобы объяснить ему необходимость ограничений, позволив при этом установить собственные правила. Когда родители налагают на своих детей ограничения «извне», не учитывая при этом их мнение, они вызывают у детей раздражение и стремление каким-либо образом «обойти» их.

Конечно, все приведенные выше стратегии вовсе не гарантируют, что между вами и вашими детьми непременно (и сразу же) установится идеальная гармония. Более того, вам стоит ожидать оживленных дискуссий о том, какую роль современные технологии играют (и должны играть) в вашем доме и жизни ваших детей. И знаете, что? Это вполне нормально. Споры, даже если в конечном итоге приводят к тому, что каждая сторона остается при своем мнении — это признак здоровой семьи (при условии, что они проходят в атмосфере уважения).

Дети могут усвоить те навыки, которые необходимы для обучения правильной концентрации и рациональному распределению доступного времени, лишь в том случае, если вы дадите им возможность самостоятельно следить за своим поведением — начав хотя бы с чего-то малого — но для этого нужно с ними общаться.

Как учить говорить ребёнка от 2 до 3 лет

Чему учится ребёнок

  • Следить за развитием сюжета. Малыш уже способен воспринять историю длиной 5–10 минут.
  • Использовать абстрактные понятия. Ему уже известно, что такое сейчас, каково это — быть грустным, и чем больше отличается от меньше.
  • Строить многословные фразы. После двух лет малыш осваивает причастия и предлоги, а чуть позже — союзы и местоимения. К трём годам словарный запас Этапы развития речевых навыков достигает 250–700 слов, а длина фраз — 5–8 слов.

Чем вы можете помочь

Задавайте вопросы. Много и разных — о размерах, количестве, цвете, намерениях

Важно, чтобы малыш не мог ответить односложно — «да» или «нет». «Смотри, какие толстые червяки! Сколько их там? Как думаешь, куда они ползут?»
Используйте больше сложных предложений

Не ограничивайтесь короткими фразами. Речь с придаточными частями, причастными и деепричастными оборотами, прилагательными и наречиями поможет ребёнку освоить структуру языка.

Дети не могут научиться тому, что они не слышат.

Эрика Хофф, профессор психологии, автор книги Language Development

  • Читайте каждый день. И разговаривайте о прочитанном.
  • Разучивайте детские песни. Так малышу будет проще запомнить новые слова. К тому же пение помогает развитию речевого аппарата.
  • Развивайте мелкую моторику. Отделы мозга, отвечающие за неё и за развитие речи, находятся совсем рядом. Работая с одним из них, вы затрагиваете и другой. Лепка из пластилина, нанизывание бусин на верёвочку, мозаика — всё идёт в копилочку красноречия.

В каких случаях стоит беспокоиться

В три года ребёнок не называет предметы, не знает имена ближайшей родни, а его словарный запас не превышает 25 слов. Его речь невнятна, он не умеет строить предложения, не использует глаголы, не говорит о себе в первом лице.

Дети нуждаются в достаточной автономии

После того, как мы объяснили ей все это, то спросили, сколько времени за планшетом, по ее мнению, ей будет достаточно, чтобы она успевала посмотреть то, что она хочет, но это не повредило ее другим интересам. Конечно, давая ей право принимать такое решения, мы намеренно шли на риск, но это определенно стоило того.

Если честно, я ожидал, что она скажет что-то вроде «я хочу целый день». Но она этого не сделала

Вместо этого, вооруженная знаниями, позволяющими ей понять, зачем мы ограничиваем ее время перед экраном планшета, и почему это важно, а также получив возможность самой решать, сколько ей смотреть любимые мультсериалы, она скромно сказала, что ей, мол, хватит «двух серий в день». Я объяснил ей, что две серии подходящего для ее возраста сериала на Netflix — это примерно 45 минут

«Как ты считаешь, 45 минут в день у планшета будет тебе достаточно?» — искренне спросил у нее я. Она согласно кивнула, и по ее хитрой улыбке я увидел, что она определенно считала, что обставила меня в этой сделке. Я тоже был не против. Как по мне, 45 минут в день — это вполне нормально, так как оставляло уйму времени на другие занятия.

«Ну и как же ты собираешься контролировать себя, чтобы не смотреть видео больше 45 минут?» — спросил ее я. Так как она явно не хотела уступать позицию в переговорах, то сама предложила пользоваться для этого кухонным таймером, который она могла бы устанавливать сама.

«Звучит неплохо», — согласился я. «Но если мама с папой заметят, что у тебя не получается выполнять обещание, нам придется вернуться к этому разговору»,  — сказал я, и она согласилась.

Насколько возможно раннее обучение?

Американский философ и психолог начала прошлого века Д. Дьюи писал: “Прирожденное и неиспорченное состояние детства, отличающееся горячей любознательностью, богатым воображением и любовью к опытным исследованиям, находится близко, очень близко к состоянию научного мышления”.

Г. Доман, американский психолог и врач, считает, что младенец может и хочет учиться, т.к. знание об окружающем его мире – необходимое условие выживания малыша. Г. Доман (и он не один) доказал истинность своих взглядов в своей многолетней работе с младенцами и их родителями.

Если уже известны результаты, доказывающие возможность и успешность обучения детей, начиная с младенческого возраста, то почему до сих пор термин “раннее обучение” не заменили “своевременным обучением”?

ЧЕМУ МОЖНО НАУЧИТЬСЯ У РЕБЕНКА?

Мы учим наших детей различным правилам и нормам, но забываем о том, что есть что-то, чему взрослые могут научиться у детей. Понаблюдайте за своим ребёнком, и вы поймёте, как много ярких эмоций может войти в вашу жизнь. Так чему мы можем научиться у детей?

  1. Легко знакомиться. Дети живо находят себе друзей. Им достаточно подойти и сказать: «Привет, меня зовут Тоня, давай дружить!»
  2. Задавать вопросы. Малыши не боятся показаться глупыми. Им интересен весь мир. Постоянно спрашивая обо всём на свете, они расширяют кругозор и развивают эрудицию.
  3. Смотреть на вещи по-новому. Пересматривая в сотый раз любимый мультфильм, дети вдруг увидят что-то новое. Перечитывая сказку, им придёт в голову свежая мысль.
  4. Мечтать и фантазировать. Детям достаточно закрыть глаза, и вот они уже покоряют заснеженные горы или спускаются на морское дно в гости к царю Тритону. Попробуйте так же. Расслабьтесь, подумайте о приятном, и это отвлечёт вас от проблем и грустных мыслей.
  5. Любить животных. Дети часто приносят домой бездомных кошек и собак. Они хотят приютить их и дать любовь и крышу над головой. Побудьте хоть иногда такими же заботливыми и искренними, как ваш ребёнок.
  6. Жить в настоящем. Вспомните, когда вы в последний раз не задумывались о будущем, а цеплялись за настоящее мгновение? Хоть на денёк забудьте о том, как жить дальше и насладитесь тем, что происходит сейчас.
  7. Верить в чудеса. Дети верят в сказочных героев, в выдуманные миры, в волшебство. Возьмите с них пример. Пусть чудеса войдут в вашу жизнь. Ведь магия реальна, если в неё поверить!

Что может помешать малышам при раннем обучении?

  • Завышенные ожидания родителей. Русский психолог Л. Выготский называл “зоной ближайшего развития” те знания и умения, которыми малыш может пользоваться, но только с помощью взрослого (например, может решить поставленную задачу сам, но с помощью наводящих вопросов взрослого). И эта зона ближайшего развития не бесконечна, она зависит от интеллектуального потенциала ребенка и различна в каждой области знаний и умений.
  • Заниженные ожидания родителей. Широко известен опыт, когда учителям заранее говорили, как раньше успевали ученики по их предметам, и вскоре ученики начинали получать именно такие отметки, какие они якобы получали прежде. Уважение и интерес к ребенку – мощный инструмент его развития, их отсутствие – столь же мощное средство подавления всех детских интересов. Ведь лень, внешнее отсутствие детского интереса – это всего лишь защитная реакция, стремление не совершать поступки, которые оценят родители, т.к. ребенок уже привык, что оценка чаще всего негативная.

Т.е. для успеха раннего обучения нужно любить, уважать и хорошо знать малыша, ясно себе представлять его способности. Лучшего способа узнавания, чем практика, никто не придумал. Предлагайте малышу все, чем Вам интересно с ним заниматься и займитесь тем, к чему почувствуете ответный интерес малыша. Вообще, не любое знание и умение можно передать любому ребенку. Педагогика строится по прецеденту: “У такого-то учителя такой-то метод оказался успешен для такого-то количества учеников”. Если Вам не подойдет ни уважаемый учитель, ни широко известное пособие, просто поищите другого учителя или другое пособие!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Психея
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Adblock
detector