«все, приплыли, мой ребенок

Изолируйте ребенка и сотрудничайте с родителями пострадавшего

Если информация о причастности вашего ребенка к травле подтверждается, то у вас две главные задачи.

Первая задача — убедить ребенка, что он не прав, что его поведение ошибочно и вредит ему самому.

Самое сложное в этих разговорах от недвусмысленного порицания действий ребенка не перейти к осуждению его самого. Мы тебя любим, мы тебя поддерживаем, мы всегда поможем тебе, и вот здесь и сейчас тебе нужна помощь! Давай разберемся вместе, почему.

Если есть возможность, на какое-то время изолируйте ребенка от школьного коллектива. Для жертвы смена обстановки — это бегство, которое как раз и провоцирует формирование комплекса неполноценности, уязвимости перед агрессией. Для ребенка-агрессора смена обстановки — это возможность взглянуть на ситуацию со стороны, оценить свое поведение без привязки к уже распределенным ролям в коллективе.

Если агрессор лишается поддержки своих сторонников, он теряет уверенность в себе, так как рядом не остается никого, за чей счет можно самоутвердиться, выплеснув агрессию и подкрепив тем самым пошатнувшуюся веру в себя.

Вторая задача — сотрудничество с родителями пострадавшего ребенка.

Прежде всего поговорите с юристом. Вы точно должны знать, чем конкретно грозят вашему ребенку его действия.

Дайте понять, что вы категорически не приемлете такого поведения своего ребенка в частности и класса в целом. Выясните, какие меры предпринимаются школой для того, чтобы предотвратить ситуации травли. Предложите свою помощь в организации таких мероприятий. Если ваш ребенок причинил конкретный ущерб (порча вещей) — договоритесь о возмещении. Принимайте активное участие в школьной жизни: походы, постановка спектакля, волонтерские обязанности.

Это даст вам возможность увидеть отношения между детьми за пределами школьных правил, понять роль учителей в детском коллективе. Травля возникает не мгновенно, и этот кризис в одночасье не решается. Даже после устранения активных проявлений агрессии нормализация отношений в коллективе занимает какое-то время.

Буллинг одинаково разрушителен как для жертвы, так и для агрессоров. Ваши действия служат благу прежде всего вашего ребенка. Здесь нет победителей и побежденных, здесь есть только общее желание минимизировать причиненный вред и научить детей нормальному общению и выстраиванию отношений в коллективе.

У нас в классе отношения после прекращения активного буллинга можно было описать как вооруженный нейтралитет. Я бы не сказала, что атмосфера благоприятная. Для окончательного исправления ситуации нужен «ласковый каток» последовательных усилий всех заинтересованных сторон: школы, родителей и, конечно, самих детей.

Что такое витамин D и почему он так необходим

“Я видела, что задеваю ее так же, как задевали меня”

“Наш класс делился на противоборствующие группировки: “крутых” ребят, которых знала вся школа, “середнячков” и совсем забитых мальчиков и девочек. Я не принадлежала ни к одной из них, хорошо училась и давала списывать, поэтому меня не трогали. Но каждый день я видела, как издеваются над другими. Особенно над одной забитой девочкой, Аней. Когда она шла по лестнице, на нее плевали сверху. Ее постоянно обзывали, кидали в нее грязными тряпками. Я очень ее жалела, но заступиться не решалась: боялась настроить “крутых” против себя.

Сейчас мне 32. И нередко, когда при мне кого-то обижают, во мне включается защитник. Как-то на работе один большой начальник очень резко разговаривал со мной и коллегами. Пока он кричал на всех, я молчала. Но когда он стал унижать мою подругу, решив, что она “слабый элемент”, я попросила его этого не делать. Результат для моей карьеры был довольно плачевный. Но по-другому я не могу. Наверное, мне подсознательно хочется наверстать упущенное, быть смелее, чем в детстве”.

Елена

Ошибка думать, что от травли страдает только тот, кого травят. “Наблюдателям тоже тяжело: они не могут выбрать, на чью сторону встать, и корят себя за это, — говорит координатор программы “Травли Net” Мария Свир. — Иногда к психологам обращаются 45-летние мужчины, которые когда-то наблюдали за травлей и до сих пор не могут этого забыть”. Но так бывает не всегда. “Недавно, прочитав какую-то статью про буллинг, я решилась написать однокласснице, которая дружила с теми, кто меня травил, — рассказывает Катя. — Оказалось, она про это не помнит! И даже недавно убеждала мужа, что в нашей школе такого не было”.

Как ни странно, агрессоры тоже страдают. Во-первых, потому что от хорошей жизни человек никого травить не будет. И такой ребенок, скорее всего, “отрывается” на других из-за проблем в собственной жизни (от семейных неурядиц до страха, что иначе затравят его самого). Во-вторых, потому что это развращающий опыт: повзрослев, такой человек по-прежнему будет вести себя агрессивно, и ему будет сложно общаться с людьми. Но исключения бывают и здесь.

«Дети травили его, но он продолжал с ними общаться»

Травля или, как часто говорят, буллинг – одна из самых распространенных проблем, с которой может столкнуться ребенок. Чаще всего мы наблюдаем издевки со стороны сверстников: они могут настигнуть ребенка в детском саду, школе, спортивной секции – иными словами, в любом коллективе.

Евгения – многодетная мама, и недавно она узнала о том, что у ее сына проблемы в школе. Славесейчас 13 лет, в этом году он окончил 7 класс. В последние месяцы женщина стала замечать, что сын стал замкнутым и агрессивным. Оказалось, причиной всему была жестокая травля со стороны одноклассников.

Постоянные насмешки и унижения превратили и без того скромного Славу в нервного и угрюмого ребенка. Не сумев дать отпор обидчикам, он стал вымещать злобу на младших братьев, чего за ним раньше не замечали. Кроме того, у мальчика начались проблемы с учебой.

«Он стал эмоционально нестабилен: мог и заплакать, и грубо ответить. И усугубилось наше заикание, с которым мы много лет боремся», – вздыхает мама Славы. Она не стала сразу же устраивать скандал и сперва заняла позицию наблюдателя. Однако со временем ситуация только усугубилась: обидчики Славы не ограничились оскорблениями в переписке и создали в одной из социальных сетей целую группу, посвященную травле школьника.

Оказалось, что травили Славу не только потому что он «слабак», как считали его так называемые «друзья», но и из-за достатка его семьи.

«Мы – многодетная семья среднего достатка, и в принципе можем позволить себе многое. Дети имеют все: хорошую обувь, одежду, телефоны. Слава занимается футболом, все необходимое для этого есть. Но ребята его гнобили из-за того, что считали его нищим. Если одному ребенку родители могли позволить купить брендовые бутсы для футбола за 8-9 тысяч, то я считала нецелесообразным покупать такую дорогую брендовую обувь для своего ребенка, так как, во-первых, у него быстро растет нога, а во-вторых, он не очень аккуратно носит обувь, и она просто убьется за два-три месяца. Поэтому мы покупали обувь более дешевых брендов или подделки под известные марки. А это, видимо, у молодежи не приветствуется, и дети считают, что это дает им право гнобить и унижать человека», – говорит Евгения.

Поговорив с сыном, женщина была поражена: Слава не только продолжал общаться с детьми, которые каждый день измывались над ним, но к тому же был уверен, что они правы. Он искренне считал себя никчемным изгоем и старался переводить все это в шутку: мол, ничего не поделаешь!

«Он такого плана человек, который все держит в себе, никогда ни на кого не жаловался, и из него очень тяжело что-то выудить. Я очень переживала. В разговоре со мной он говорил обо всем этом в шуточной форме, а по ночам плакал в подушку. Так продолжалось порядка двух месяцев», – вспоминает Евгения.

“Пациенты спрашивали: “Вам не жалко тратить время на таких ничтожных людей, как мы?”

Шесть девочек-подростков вокруг стола. Цветные волосы, очки. На столе — стопка глянцевых журналов, клей и бумага. Из них надо сделать коллаж на тему “Я замечательная” — рассказать в нем, чем ты хороша. “А можно не про свои хорошие черты, а просто про себя?” — говорит одна. “А можно про то, чего я боюсь? Или про то, что я делаю?” — спрашивает другая. Все эти девочки пережили травлю. Искать в себе что-то хорошее им стыдно и страшно. “Хвастаться — значит, выделяться, — говорит медицинский психолог Дарья Довбыш. — А чем тебя меньше, чем ты незаметнее, тем безопаснее. Не докопаются, не спросят, не полезут”.

Остановить буллинг

В итоге школа включилась и начала разбираться в ситуации

В классе провели встречу с инспектором по делам несовершеннолетних, отдельно переговорили с родителями учеников, которых я указала в коллективном (это важно) заявлении. Деньги за вейп в итоге вернули, извинения принесли

Ученика, торгующего вейпами, поставили на учёт. Про фотожабы говорили: «Мы не знали, что вы обидитесь, мы не знали, что за это идут в суд».

Никто не ожидал, что я не буду участвовать в «родительских боях» и выяснениях, чей сын должен «лучше помыться — может тогда с ним дружить будут», а пойду прекрасным бюрократическим путём писем и жалоб. Все мгновенно научились культуре — одёргивают желающих рисовать фотожабы. Буллинг в классе моего сына прекратился. Надолго ли — посмотрим.

С мальчишками мы всё обсудили. Сперва им было очень страшно. Тем более что агрессия «крутых» даже усилилась после нашей встречи с родителями. «Крутые» обсуждали как бы встретить парней после школы, показывали Мише записки «1000 рублей, или твоя собака умрёт». Но занятия мы решили не пропускать. Я звонила на каждой перемене, муж забирал Петю из школы. А ещё я пообещала нанять им телохранителя, если угрозы хоть немного станут похожи на реальность. Но чем большую активность развивала школа, тем больше класс понимал, что всё это всерьёз. И успокоился.

Буллинг не зависит от статуса школы. Всё-таки гимназия, в которой учится мой сын, на хорошем счету. У моих коллег проблемы социального расслоения даже в элитных школах: ребёнок очень богатых родителей (ходит в школу с телохранителем) третирует весь класс детей просто богатых родителей.

И ни одна травля не закончится, пока в неё не вмешаются взрослые. Пока травящие не научатся ответственности. Главный мой месседж был таков: «Я не приходила в школу все эти три года — сделайте так, чтобы я и дальше не приходила». 

Обложка: Наталья Цымбаленко/Facebook

Заставил выйти к доске и проговаривать слово «рефрижератор»

Мы привыкли видеть в учителях блюстителей дисциплины в классе, и именно у педагога школьник может искать защиты, если его третируют одноклассники. Но, как это ни парадоксально, во многих случаях учителя поддерживают издевательства в классе и даже сами становятся зачинщиками травли.

Об одном из таких случаев нам рассказал ученик 7 класса Саша. Он занимается в подростковой театральной студии, и недавно ее художественный руководитель предложил ребятам поставить спектакль, посвященный теме буллинга. Чтобы собрать материал для постановки, школьники решили пройтись по району и расспросить случайных прохожих о том, приходилось ли им сталкиваться с травлей. Кто-то отвечал отрицательно, многие, очевидно, стеснялись рассказывать о подобных вещах, но некоторые все же поделились своими историями.

Когда к вашему ребенку придирается (или откровенно издевается, как в данном случае) сам учитель, то тут уже всякие сомнения отпадают: родителям необходимо действовать. Ксения Ферзь советует сначала поговорить с самим педагогом и выяснить, что послужило причиной конфликта: возможно, ребенок сам своим поведением спровоцировал преподавателя.

«Здесь, опять же, начинаем с локальных методов – пробуем в какой-то определенной форме поставить этого человека на место, – советует Ксения. – Если родитель должен объясниться с учителем, он говорит так: «Могу я попросить вас в случае, если мой ребенок ведет себя как-то, на ваш взгляд, не так, сразу сообщить мне причину вашего негодования, не применяя воспитательных мер на месте происшествия, в том числе публично?».

Если же договориться с педагогом напрямую не получается, и он не может вам толком объяснить, что именно в поведении ребенка вывело его/ее из себя, то проблему необходимо решать через завучей, директора, говорит Ферзь. Если и этот метод оказывается неэффективным, то стоит обращаться в более высокие инстанции.

В последние годы на помощь родителям пришли так называемые службы школьной медиации, рассказывает Елена Лосева. Служба школьной медиации – это служба, созданная внутри школы и состоящая из учителей, учащихся и их родителей, главной целью которой является урегулирование конфликтов. Пару лет назад такие службы стали появляться в Москве и Подмосковье, а также в некоторых других регионах в рамках развития психологического сопровождения школ, объясняет Лосева.

Очень радует, что эта система развивается, положительные тенденции есть. Здесь большой толчок дало освещение в СМИ различных случаев буллинга. Сейчас можно встретить множество историй, в том числе тех, которые публикуют родители – о том, как они по большому счету победили школу и систему, обращались в полицию и прочее. Это как раз случаи, когда директор закрывал глаза, а учитель поддерживал травлю», – говорит психолог.

У моего ребёнка всё хорошо, ему травля не грозит?

Будем надеяться, что нет, и что ваш ребёнок не будет ни жертвой, ни агрессором. Но на всякий случай помните:

  • Буллинг — распространённое явление, которое было всегда.
  • Травля растёт там, где её выращивают: в коллективе, где собраны слишком разные дети без общих целей и интересов. Стать жертвой может любой человек, так как все мы чем-то отличаемся от других.
  • Дети не всегда рассказывают родителям о травле, но без вмешательства взрослых проблему решить сложно. Устранять буллинг нужно во всём классе сразу, работать с учителями и психологами.
  • Главное — спасти детскую самооценку, чтобы это не вылилось в серьёзные психологические проблемы во взрослом возрасте.
  • Если сотрудники школы делают вид, что ничего не происходит, ищите другую школу.

Поделитесь опытом: как вы смогли остановить травлю в школе, что именно помогло? Если вы когда-то участвовали в травле, то что вами двигало?

Профилактика школьного буллинга

Ребёнок в силу возраста не может сам защититься от буллинга. Это работа взрослых. Однако есть базовые вещи, которые взрослые должны объяснить ему для профилактики буллинга в школьной среде.

  • Рассказывать о случаях буллинга взрослым, которым доверяешь, — правильно, это не стукачество.
  • Нужно укреплять самооценку и вести себя уверенно. Быть настойчивым и сильным (хотя бы внешне).
  • Нельзя надеяться отомстить с помощью ещё большей жестокости. Это приведёт к новым проблемам. Лучше искать друзей среди сверстников и использовать самое мощное оружие против агрессии — юмор.
  • Необходимо избегать ситуаций, в которых возможна травля, и отклонять предложения поучаствовать в ней.
  • Если стал свидетелем насилия, нужно немедленно привести кого-то из взрослых или посоветовать жертве пойти за помощью к родителю или учителю, которому она доверяет.

Любое явление лучше предотвратить, чем устранять его последствия, и школьная травля – не исключение. Профилактика насилия в школе заключается в правильном отношении взрослых к этим проблемам.

Дорогие родители! Расскажите своим детям о явлении буллинга и как можно от него защититься. Объясните, что рассказать взрослому о своей проблеме – это не слабость, а мудрое решение.

Ребята! Вы только начинаете жить, а в современной жизни можно встретить не только хорошее, но и много злого, жестокого, неправильного. Учитесь быть сильнее зла, говорить «нет», когда вас заставляют сделать что-то нехорошее, давать отпор обидчику, не теряя при этом собственного достоинства. Найдите себе друзей по интересам, общайтесь с теми, кто будет уважать и ценить вас.

И напоследок

Теперь вы знаете всё или почти всё о буллинге в школе. Да, современный мир действительно жесток и опасен. И главная опасность заключается в нас самих. Поэтому нельзя закрывать глаза на происходящее. При малейших признаках буллинга – бейте тревогу, ищите пути помощи и разрешения ситуации.

Если вы столкнулись с буллингом в школе, вам нужно обратиться за помощью. Каждый день под гнетом страха и унижения ухудшает ваше душевное состояние, забирает силы и подрывает базовое доверие к людям. Вы в силах остановить это. Вы можете. Если вам плохо — не терпите.

И в заключении – видеоролик о том, как важно вовремя помочь ребёнку, оказавшемуся жертвой травли, вовремя защитить, не опоздать…. Читаем также: Ребенка травят в школе: 6 способов сделать все еще хуже

Читаем также: Ребенка травят в школе: 6 способов сделать все еще хуже

Приходил с улицы весь мокрый, от него несло «химией»

Конечно, часто родителям сложно добиться от ребенка правды. Многие дети (особенно мальчики) не хотят жаловаться на нападки в школе, поскольку боятся заработать репутацию «маменькиных сынков». Так было и с сыном Евгении: когда она предложила помочь ему разобраться с обидчиками, мальчик воспринял это в штыки.

Кроме того, женщина боялась, что психика ребенка не выдержит, и он, решив отомстить обидчикам, совершит какие-то плохие поступки. От таких мыслей у любой матери, естественно, мороз по коже.

«Вы знаете, ребенок может так постоять за себя, что родителю придется уже разбираться с судебными исками, – соглашается Ксения Ферзь. – Поэтому я рекомендую все-таки в превентивной манере это решать. Ведь, вы знаете, это нередкая история, когда дети, понимая, что они не хотят иметь славу «маменькиных сыночков», пытаются решить проблему своими силами, и делают это почти криминальными методами. Лучше до этого не доводить. Одно дело, когда ребенок в принципе не рассказывает о конфликте – это его выбор, вы не можете из него изъять эту информацию. А если ребенок все-таки жалуется дома, мы не можем его отправить с этой проблемой назад, чтобы он искал решение сам».

Защита ребенка от всех внешних нападок – это прямая функция родителя, подтверждает психолог, психотерапевт Елена Лосева.

«Если доверие между родителем и ребенком сохраняется, то безусловный рефлекс родителя – защитить ребенка. Но после этой первичной реакции, которая опирается на безусловную любовь и привязанность к ребенку, ситуацию нужно разобрать. Причем разобрать со стороны всех участников конфликта. Как правило, кого-то безусловно неправого и безусловно правого в конфликте нет: все стороны так или иначе задействованы, принимали участие и виновны в конфликте

Здесь важно помнить, что каждая ситуация индивидуальна. У нас есть неадекватные учителя, неадекватные дети, неадекватные родители, и в каждой конкретной ситуации набор участников и их характеристики будут уникальны, поэтому какого-то единого рецепта здесь нет

Важно сохранять трезвый ум, выслушать все стороны и только потом обдуманно принимать какое-либо решение и выстраивать свою линию поведения. Не рубить сгоряча – это правило для любого конфликта», – считает Лосева.

Видя, что у ребенка не складываются отношения с коллективом, многие родители находят единственный выход в смене учебного заведения. Но всегда ли перевод в другую школу решает проблему? Не стоит поддаваться этой иллюзии, считает Елена Лосева.

«Травля может не иметь под собой каких-либо объективных оснований, и перевод в другую школу и смена детского коллектива во многих случаях действительно может решить проблему

Но здесь очень важно разобрать поведение самого ребенка. Мне недавно рассказали такой случай из практики, когда девочку защищали и мама, и учитель, и директор, а она сама задирала одноклассников в духе: «Ты мне ничего не сделаешь, ты получишь от моей мамы и от директора!»

Здесь проблема в поведении ребенка, и речь идет уже не столько о воспитании, сколько о коррекции поведения и формировании социально одобряемых стилей поведения. То есть каких-то в случаях жертва действительно бывает сама виновата – зачинщиком конфликтом иногда становится сам ребенок. Поэтому здесь, опять же, требуется разбор каждой конкретной ситуации», – отмечает психотерапевт.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Психея
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.

Adblock
detector